PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы
Приветствую Вас Пассажир | RSS Главная | Фанфики | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Уйти, чтоб вернуться [8]
Макси [1]

Наш опрос
Какой ваш любимый пейринг с Джеком Воробьем?
Всего ответов: 225

Главная » Файлы » Ksunel » Уйти, чтоб вернуться

"Уйти, чтоб вернуться..." Глава 8.
[ ] 20.10.2008, 21:20

- 8 -
«Не верь подруге, а верь в вино,
не жди от женщин добра…»

Джилетт подоспел как раз вовремя – еще немного, и я упала бы, потому что ноги решительно отказывались мне служить. Я с силой вцепилась в руку молодого человека. Эндрю болезненно поморщился, но руки отнимать не стал. От его пристального взгляда не укрылись ни кровавые разводы на моей одежде, ни совершенно измученное лицо, однако в его глазах я, к своему удивлению, прочитала немой упрек. Этот факт так удивил меня, что я невольно отпрянула от Эндрю – и упала бы, если бы не переборка, которая оказалась за моей спиной как нельзя кстати.
- Почему ты так смотришь на меня?..
- Ну… - Джилетт смутился, его щеки мгновенно стали пунцовыми, - Уместно ли говорить об этом здесь и сейчас?
- Говори! Уже по одному твоему взгляду можно догадаться, что ты навоображал себе невесть что!
Эндрю покраснел еще сильнее. Это зрелище меня весьма позабавило.
- Джек… он так стонал… Ну, мистер Гиббс и предположил…
- Что?.. И ты веришь всему тому, что тебе говорит этот старый пройдоха?!
Я залепила Джилетту звонкую пощечину. Злость прибавила мне сил - казалось, я смогу сейчас заштопать еще с десяток пиратских спин. Но у меня в настоящий момент было только одно желание. Я страстно хотела расцарапать морду одному чересчур болтливому пирату с богато развитым воображением. Я бы даже сказала, не в меру развитым…
- Где он?
- Мистер Гиббс?..
- Нет, коммодор Норрингтон, если вы, лейтенант, будете так любезны и укажете мне направление, в котором я смогу найти вашего командира… Конечно Гиббс, Кракен тебя раздери!
- Он спустился в мидель-дек…
- Какого черта его туда понесло?
- Не знаю. - Эндрю пожал плечами.
«Ты ори еще громче, он и вовсе в трюм заберется тогда…»
- Идем, мне надо с ним поговорить.
- Подожди… - он коснулся моей руки, - Между вами с Джеком… на самом деле ничего не было?
- Нет, Эндрю. – Я устало вздохнула, - Ничего не было.
- Тогда что за…
- Он ранен. Ты же сам мне об этом и рассказывал. Я зашивала рану. А когда в воспаленную плоть вонзается игла, еще и не так застонешь – заорешь!.. – я  с силой ткнула Эндрю пальцем; от неожиданности он вздрогнул, -  У Воробья просто отличная выдержка. Хотя сейчас я уже жалею об этом. Не было бы этих нелепых обвинений… и не менее нелепых оправданий.
У Джилетта было виноватое лицо.
- Прости меня. Просто тогда, на «Жемчужине»…
- Да ладно, чего уж там. Сама виновата, - я махнула рукой, - Идем.
Молодой человек с готовностью кивнул.
Впрочем, мистера Гиббса нам искать не пришлось – он сам вышел нам навстречу, поднявшись на палубу через люк. Боцман щурился от яркого солнца, и всем своим видом почему-то напоминал мне большого кота. Когда он заметил нас, на его лице расплылась довольная улыбка, которая, впрочем, быстро исчезла.
- Все в порядке, мисс?.. – Гиббс осторожно приблизился к нам. – Выглядите неважно.
- О да, все в полном порядке! Однако в следующий раз, мистер Гиббс, если вы не жаждете присоединиться к мистеру Коттону в его вечном молчании, я бы попросила вас быть более корректным и тактичным при высказывании… разного рода предположений…
- Чего?.. – боцман удивленно уставился на меня; было совершенно очевидно, что он не понял ни единого слова из моего пылкого монолога. – Вы о чем толкуете сейчас, мисс?..
Я театрально закатила глаза и вздохнула. Эндрю засмеялся.
- Она хочет сказать, мистер Гиббс, чтобы вы не лезли в ее отношения с Джеком и держали язык за зубами… при высказывании предположений определенного рода…
Я почувствовала, как краска залила мне щеки. Джилетт тут же осекся под моим красноречивым взглядом. У меня возникло страстное желание убить их обоих – и Гиббса, и Эндрю, дабы своими неразумными речами они более не смущали меня. Впрочем, тут же придя в ужас от собственной кровожадности, мне удалось-таки взять себя в руки.
- Спасибо за разъяснение, Эндрю. Но лучше бы ты промолчал.
- Я уже понял. Извини.
Я с удовольствием наблюдала за тем, как щеки молодого человека стремительно покрылись красными пятнами. Он тут же отвел взгляд и сделал вид, что пристально изучает носки своих потрепанных сапог. Один только Гиббс недоумевал, пытаясь понять причину подобной реакции.
- Так что случилось-то? – не выдержал, наконец, боцман, - Кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит?
- Мистер Гиббс, постарайтесь в следующий раз не лезть не в свое дело, хорошо? Даже если это дело касается вашего капитана и меня. Мы с Джеком как-нибудь сами разберемся в наших взаимоотношениях. Без постороннего участия. Вы меня поняли, мистер Гиббс?..
- Да, мисс. Простите. Я это… того… - мужчина смешался, не зная, что и ответить.
Впрочем, меня уже настолько утомила эта тема, что я поспешила перевести разговор в более благоприятное русло, благо и повод для этого у меня был – я еле держалась на ногах от усталости.
- Капитан Воробей просил… точнее, приказал… в общем, он распорядился, чтобы вы определили меня в какую-нибудь каюту.
- Так я уже!.. – Гиббс расплылся в довольной улыбке, - Я и собачку вашу туда отвел.
- Это просто замечательно!.. Не могли бы вы меня туда проводить? Кажется, за год я уже успела начисто забыть внутреннее устройство «Жемчужины». А блуждать очень уж не хочется...
- Конечно-конечно, мисс!.. – боцман засуетился, - Пойдемте, вот сюда…
Уже на полпути к люку, нас остановил оклик Джилетта. Молодой человек растерянно посмотрел на меня. В его взгляде явно читались сомнения.
- Воробей сказал что-нибудь обо мне?..
- Ты будешь спать со всеми остальными, Эндрю. Как и всегда.
- А что на счет Норрингтона?..
- Давай поговорим об этом завтра, хорошо? Сегодня Джеку было… немного не до коммодора…
Бо встретил меня в каюте радостным лаем. Он совершенно невозмутимо взобрался на постель, устроившись прямо на подушке. Весь его вид демонстрировал, как он доволен сложившейся ситуацией в общем, и собой - в частности. Однако, заметив за моей спиной Гиббса, пес тут же весь напрягся и злобно зарычал. Боцман, завидев подобную реакцию со стороны собаки, торопливо пожелал мне приятного отдыха и поспешил убраться из моей каюты – и вовремя!.. Стоило только Гиббсу выйти, как пес сорвался с места и звонко залаял, бросаясь на дверь. Я схватила подушку и кинула ее в Бо. Он, обрадовавшись такому неожиданному подарку, тут же устроился на ней прямо возле порога.
- Теперь ко мне никто не зайдет незамеченным, правда, Бо?.. – я стащила с ног сапоги и забралась на узкую койку, - Только смотри, не переусердствуй, а то нас выкинут с «Жемчужины», прежде чем я придумаю, как оправдать твое поведение. А плавать по-собачьи у нас только ты умеешь!..
Пес тихо тявкнул и опустил голову на лапы.
Кажется, я заснула сразу же, как только легла.

*  *  *

Утром я решила первым делом проведать Джека. На «Жемчужину» начали потихоньку возвращаться пираты, что развлекались в городе прошедшей ночью, – они смотрели на меня с неподдельным удивлением, однако никто с разговорами не лез. Впрочем, грозный вид Бо, который в холке достигал до середины моего бедра, наверняка был способен отбить всякое желание познакомиться поближе.
Гиббс выловленный в районе трюма с очередной бутылкой рома в обнимку, сообщил мне, что капитан из своей каюты не выходил и вообще ведет себя подозрительно тихо. Я только усмехнулась про себя, отметив точность комментария пьяного боцмана, однако поспешила заверить Гиббса, что с Воробьем непременно все в порядке и что тот, скорее всего, просто перебрал с вечера со спиртным, и наверняка до сих пор дрыхнет, либо страдает от жуткого похмелья, и поэтому не торопится появляться на палубе.
- А вы все же не скажите, мисс!.. – боцман икнул, покосившись на настороженного пса; Бо внимательно наблюдал за Гиббсом и, судя по выражению его морды, пьяный боцман ему совершенно не нравился. – Не скажите! Ежели капитан страдает похмельем с утра, - он первым делом выйдет на палубу, подышать свежим воздухом! А потом спустится в трюм – видели же, наверное, его связку ключей?..
Я кивнула головой, с трудом сдерживая улыбку. Слушать рассуждения пьяного Гиббса было весьма забавно. Особенно веселил тот факт, что мужчина столь дотошно объяснял мне все детали и тонкости, - так, будто бы я сама никогда в жизни не смогла бы догадаться, в чем же истинная причина подобного поведения Джека Воробья. Впрочем, если я собиралась строить из себя благородную леди, которой не знакомы все нюансы повседневной жизни этих джентльменов удачи, - а я собиралась это делать… иногда, - то с Гиббсом это было как раз безопаснее всего.
Я была абсолютно уверена в том, что боцман «Жемчужины» никогда и ни под каким предлогом не коснется меня даже пальцем, в каком бы состоянии мы оба при этом не находились. Было что-то такое… отеческое в его отношении ко мне.
И это учитывая тот факт, что Гиббса, не смотря на его возраст, я считала мужчиной достаточно привлекательным!.. У меня просто язык не поворачивался назвать его стариком. Да что там – я даже мистера Коттона не могла так назвать, а ведь ему было уже около семидесяти!..
Впрочем, я с большим трудом отвязалась от Гиббса – он продолжал настаивать на том, что к капитану с утра пораньше лучше не соваться. Однако, судя по положению солнца, которое уже перевалило далеко за полдень, можно было смело предположить, что утро уже давно закончилось.
Хотя, кто его знает, когда у Джека заканчивается утро?..
Какое-то время я молча стояла у двери капитанской каюты, из-за которой до меня не донеслось ни единого звука. В этом плане Гиббс был прав – подобная тишина показалась мне весьма подозрительной. Я слишком хорошо запомнила громкий заливистый храп Воробья, чтобы сейчас не чувствовать себя обескураженной. Но если Джек уже не спит – почему же так тихо?..
Я приоткрыла дверь. В нос ударил терпкий запах рома и пота. Солнечный свет, проникавший в каюту через большие, убранные деревянными решетками окна, плясал по полу и стенам радужно-желтыми квадратиками, в такт качке «Жемчужины». По полу перекатывалась одинокая пустая бутылка из-под рома. Она отбрасывала в разные стороны веселые блики и издавала при своем движении тихий и такой… то ли шуршащий, то ли звенящий звук. Наконец, траектория бутылки немного изменилась, и выразительно брякнув напоследок, она закатилась в дальний угол, да там и осталась.
- Джек?.. Джек, ты здесь? – я зашла в каюту, пропуская Бо вперед; пес тут же принялся изучать новое помещение на предмет незнакомых запахов, - Капитан Воробей, вы живы?..
- Иди к черту… - раздалось из угла каюты - так неожиданно, что я вздрогнула, - Без твоей штопки было гораздо лучше.
- Так я тебе и поверила. Лучше признайся честно, что ночью напился рому, чтобы не чувствовать боли – а сегодня с утра трещит голова и дико тошнит.
- Как ты догадалась?.. – в голосе пирата послышались удивленные нотки.
- Разве это имеет какое-то значение?
Я подошла к постели, на которой лежал Джек. Он распластался на животе, раскинув руки в разные стороны, и уткнувшись лицом в подушку, которую с трудом можно было назвать чистой. Ну, может, когда-то совсем давно она такой и была. Когда я присела на краешек койки, пират повернул ко мне свое лицо. Выглядел он ужасно. Под глазами залегли темные круги, щеки ввалились. Сейчас, как никогда раньше, я отчетливо увидела, что Джек уже далеко не молод. Он выглядел измученным и усталым – и это было для меня внове.
- Не демонстрируйте мне свою слабость, капитан Воробей. Это может войти в привычку.
Он что-то неразборчиво буркнул в подушку и отвернулся.
- Джек!.. Мне нужно посмотреть твою спину!
- Зачем?
- Чтобы посмотреть, как заживает шов… - не моргнув глазом, соврала я.
- Он не может начать заживать за одну только ночь! – Джек сел и выразительно посмотрел на меня, - Придумай что-нибудь более правдоподобное, а?..
- Господи, за что мне это? – я театрально возвела глаза к потолку.
- За то, что вы, мисс, имели неосмотрительность влюбиться в коммодора Норрингтона.
Я скорчила выразительную гримасу и подергала Джека за нижний край сорочки.
- Сам снимешь или мне тебя раздеть?
Надо было видеть, как в этот момент преобразилось лицо пирата!.. Было очень сложно не догадаться, что же такого пришло в его голову. Воробей многозначительно улыбнулся и, как бы невзначай, положил руку мне на колено. Я только вздохнула и выразительно покачала головой, глядя в его самодовольные глаза, где пара сотен чертенят нахально выплясывали сальсу.
- Дорогая, я полностью вверяю себя в твои нежные и чуткие руки…
Впрочем, о том, что они у меня нежные и чуткие Джеку пришлось забыть уже через несколько минут. Несмотря на то, что кровотечение полностью остановилось, повязка все равно умудрилась каким-то образом присохнуть к ране, из-за чего Воробей испытывал совершенно малоприятные ощущения, пока я отдирала ее от пиратской спины.
- Поосторожнее, дорогая… - прошипел он сквозь зубы в тот момент, когда я попыталась снять повязку одним рывком, - Ты меня так без спины оставишь.
- Ничего! Это не самая выдающаяся часть твоего тела. Переживешь как-нибудь…
Мои опасения не оправдались. Несмотря на практически полную антисанитарию при обработке и зашивании раны, она успела даже немного подсохнуть за ночь. Хотя зрелище все равно было ужасное, поэтому я поспешила наложить чистую повязку как можно скорее.
- Дня через три можно будет попробовать снять швы.
- Ты уверена?.. – Джек с интересом наблюдал за Бо, который обнюхивал его ноги.
- Нет, не уверена. Но… - я запнулась, - У нас обычно снимают швы на второй-третий день.
- У нас? – переспросил Воробей и пристально посмотрел на меня.
Я молча отвела взгляд. Джек понимающе кивнул и, поморщившись, натянул на себя сорочку – уже самостоятельно. В этот момент ко мне подошел Бо, положил голову на мои колени и завилял хвостом. Вид у пса при этом был такой умильный, что я невольно рассмеялась.
- И как зовут этого зверя?
- Бо.
- О!.. – Джек улыбнулся, - Parlais-vous francais, mademuaselle? *
- Уже нет. Но некоторые слова еще помню…
- Ах да! Кажется, я припоминаю некую мисс Fleur D'Orange … **
Мы с Джеком переглянулись и тут же расхохотались. Бо, встревоженный громким звуком, сначала, было, заволновался, однако уловив общее настроение, пару раз возбужденно гавкнул и завилял хвостом с удвоенной энергией.
- Так, ладно, пора за дело! – наконец, отсмеявшись, заявил Джек, поднимаясь на ноги.
Он подошел к столу и, скинув на пол пару пустых бутылок, невесть откуда взявшийся башмак и какую-то тряпку неопределенного вида, принялся изучать лежавшую на нем карту. Лицо его при этом приобрело сосредоточенно-задумчивое выражение, и сейчас ничто уже не говорило о том, что этот человек от души веселился всего несколько минут назад. Пират привычным движением потянулся к поясу, где когда-то висел компас, однако, рука его замерла на полпути, а потом и вовсе сменила траекторию – Джек хмыкнул и меланхолично подергал себя за бороду.
Я тихонько подошла к столу и молча, чтобы не мешать, с любопытством начала разглядывать карту, которую изучал Воробей. На пожелтевшей от времени бумаге причудливые названия земель, многие из которых в моем времени уже давно канули в лету, смотрелись… так непривычно. Я коснулась карты, ощущая под кончиками пальцев шероховатость бумаги – в этом месте на ней был отчетливо виден круглый след, скорее всего от бутылки. Впрочем, для каюты Джека Воробья это было совсем не удивительно. Особенно учитывая тот факт, что карта использовалась не только по своему прямому назначению, но и в качестве скатерти.
Я старалась не смотреть на противоположный край стола, где, прямо на Ямайке, расположилась горка засохших фруктовых косточек. От одного только вида пятна, которое расползлось под ними, мне становилось не по себе.
- У тебя есть идеи, как найти Джеймса?.. – я подняла глаза на Воробья, незаметно пряча компас за полу своего камзола.
- Зачем? Я знаю, где его искать… - пират хмыкнул и выразительно посмотрел на меня, - Твой драгоценный коммодор сейчас на острове Пуэрто-Рико. Мне удалось подслушать разговор, когда его переводили из нашей клетушки в отдельную каюту. Мерсер надеялся, что Норрингтона продадут на плантацию сахарного тростника, коих на острове великое множество, как самого обычного раба. Но он не учел тот факт, что перекупщик был человеком прозорливым и неглупым. Ему не составило труда узнать, что Норрингтон – офицер, и человек отнюдь не бедный, а значит – из хорошей семьи.
Я почувствовала, как сердце мое забилось быстрее.
- Что это дает?..
- Это значит, моя дорогая, что коммодора будут держать в относительной безопасности и неприкосновенности до тех пор, пока за него не будет выплачен выкуп. Или, скажем, если его не купят за очень большие деньги. Этим мы и воспользуемся…
- Джек… - я почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы счастья, - Я не знаю, как тебя и благодарить…
- А и не надо меня благодарить, - пират пожал плечами и тут же поморщился от боли, - Я намерен сам получить выкуп за Норрингтона. Я думаю, губернатор Суонн не откажется выложить за него кругленькую сумму. А после этого можно будет и в Англию, к родственничкам послание отправить…
- Что?! - я не нашлась, что ответить, кровь прилила к лицу, - Я думала, что ты мой друг и искренне хочешь помочь мне…
- Я не буду этого отрицать, дорогая, - Воробей ободряюще улыбнулся и положил руку мне на плечо, - Но ты, кажется, забыла одну вещь: я - пират.
- О нет, это, как раз, я очень хорошо помню! – выпалила я и оттолкнула руку Джека, - Хорош друг, нечего сказать!
- Тьфу, женщина, почему ты такая бестолковая! Я капитан пиратского корабля! Неужели ты думаешь, что все эти люди из моей команды согласятся ради дружбы и твоей любви идти спасать ненаглядного коммодора? Нет, дорогая, им нужен звон денег, запах наживы – тогда они пойдут за мной хоть на край света… В противном случае, я не ошибусь, если буду искренне опасаться за твое здоровье и свою жизнь.
Я отвела взгляд, чувствуя, как злость уходит, сминаемая огромной волной стыда.
- Ты… ты прав, конечно. Прости.
- Ерунда! – Джек отмахнулся и медленно опустился на стул, - Меня сейчас интересует другой вопрос, дорогая. Кто за всем этим стоит…
- Как кто? Мерсер. Кому еще это может быть нужно?
- В том-то и дело, что Мерсер здесь – всего лишь пешка. Ты думаешь, он стал бы мстить за Бекетта? Ха!.. Ну и зачем ему это может быть нужно?
- Не знаю… - я пожала плечами и присела на краешек стола. – У тебя есть идеи на этот счет?
- С Мерсером вместе видели какую-то женщину.
- Женщину? Эриду?..
- Нет, не думаю… - Воробей задумчиво покачал головой. – Эриде это ни к чему. Она вернула себе «Летучий Голландец», Кракен снова подчиняется ей… Я думаю, что это козни леди Бекетт.
- Леди Бекетт? Он был женат?!
- Тебя это удивляет? – Джек усмехнулся.
- Ну… да. Немного.
- Немного? – переспросил пират и расхохотался, - Да у тебя на лице сейчас написано такое изумление, как если бы покойная мисс Суонн явилась с того света и заявила свои права на коммодора Норрингтона!..
- Не самое удачное сравнение, Джек. – Я покачала головой.
- Ну извини, дорогая. Я вовсе не хотел тебя обидеть. – Воробей сделал виноватое выражение лица, однако глаза его при этом продолжали смеяться, - Найди-ка ты мне лучше Гиббса.
Я спрыгнула со стола, не без улыбки припоминая, в каком состоянии я видела старого боцмана в последний раз. А учитывая тот факт, что при нашей встрече Гиббс был в компании симпатичной пузатенькой бутылки с ромом, легко можно было представить, чем он сейчас занимался и в каком настроении пребывал.
- Зачем?
- Надо распорядиться на счет приготовлений к отплытию, прикинуть, что может понадобиться. – Джек задумчиво потер лоб и тут же вскинул на меня удивленный взгляд, - Впрочем, чего я тебе тут отчитываюсь?.. Найди мне Гиббса. Быстро!
Учитывая сложившиеся обстоятельства, лишний раз Воробья лучше было не злить.
Я пулей вылетела из каюты капитана. Бо бежал за мной следом, недоуменно оглядываясь на захлопнувшуюся за нашими спинами дверь.

_____________________________________________________________________________________________________________________________________
* Parlais-vous francais, mademuaselle? (фр.) Вы говорите по-французски, мадемуазель?
** Fleur D'Orange (фр.) Цветок апельсина.

Категория: Уйти, чтоб вернуться | Добавил: Ksunel | Автор: Ксюнель
Просмотров: 581 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz