PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы
Приветствую Вас Пассажир | RSS Главная | Фанфики | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Уйти, чтоб вернуться [8]
Макси [1]

Наш опрос
А вы любите ром?
Всего ответов: 176

Главная » Файлы » Ksunel » Уйти, чтоб вернуться

«Уйти, чтоб вернуться...» Глава 6.
[ ] 20.05.2008, 20:59

- 6 -
«Собака бывает кусачей
только от жизни собачьей…»

Молодой человек радостно улыбнулся и хотел, было, подняться вслед за мной, но тут его взгляд случайно упал на пухлую подушку, которая лежала в изголовье кровати. Из груди Эндрю вырвался прерывистый вздох – и в этот момент я почувствовала себя самой последней скотиной на свете. Щеки стремительно покрылись красными пятнами. Мне было так стыдно, что я не могла смотреть Джилетту в глаза, не говоря уж о том, чтобы открыть рот и попробовать извиниться за собственную бестактность и эгоизм.
Эндрю молча вглядывался в мое лицо и, удивленно хлопая длинными белесыми ресницами, пытался, по-видимому, понять, в чем может быть причина резкой смены моего настроения.
Мы оба не произнесли ни звука за все это время.
Пока в один прекрасный момент не заговорили разом…
- Эндрю, прости меня, пожалуйста. Я совсем не подумала о тебе!..
- Я рад, что ты так оптимистично настроена. Но я ума не приложу, как ты собираешься искать?..
… и так же разом замолчали. А потом дружно расхохотались.
Наконец, когда мы вдоволь насмеялись, я, продолжая улыбаться, села рядом с Эндрю.
- Послушай… Мы с тобой сейчас, наверное, не в том состоянии, чтобы бросаться на поиски немедленно. Особенно ты.
- А что я?.. – попробовал, было, возмутиться Эндрю.
- Ты еле на ногах держишься. Вся эта ситуация тебя изрядно вымотала, я думаю… Да и я перенервничала сегодня изрядно. Нам надо выспаться для начала. Потом уже можно попробовать поговорить с Воробьем. – Я невесело усмехнулась, - К тому же, для разговора с ним мне явно понадобятся все мои силы. Как найти Норрингтона я знаю. Ну, то есть думаю, что знаю. А вот как найти убедительные доводы для Джека – это уже загадка…
С лица Джилетта медленно сползла улыбка. Он нахмурился, отвел взгляд.
- Да уж… это будет совсем непросто…
- Давай-ка подумаем об этом завтра? – предложила я, стаскивая с ног сапоги, - Я устала и хочу спать. Как джентльмен, ты, конечно, уступишь мне подушку, верно?..
Не дожидаясь ответа ошарашенного молодого человека, я подгребла к себе подушку, свернулась калачиком и, натянув на себя одеяло, мгновенно уснула.

*  *  *

Утро встретило меня громким заливистым храпом лейтенанта Джилетта. Эндрю лежал на спине, откинув голову назад и немного приоткрыв рот. То ли джентльменство молодого человека ограничивалось одной только подушкой, то ли совместное путешествие на пиратском корабле каким-то образом переменило в сознании Джилетта его отношение ко мне – так или иначе, Эндрю беззастенчиво дрых на второй половине кровати, даже не подумав деликатно удалиться на пол, дабы девушку не компрометировать и не смущать.
«Норрингтона на тебя нет!.. - беззлобно подумала я, с улыбкой глядя на молодого человека. – Что бы он сказал, узнай, что ты беззаботно спишь в постели с его якобы женой?..»
Осторожно, чтобы не разбудить Эндрю, я слезла с кровати и как была – босиком - подошла к окну. Стоило мне только раздернуть плотные тяжелые занавески, как комната тут же заполнилась теплым солнечным светом. Казалось, он был повсюду – лежал яркими лужицами на грубых досках пола и мятой постели; отразившись от оконных стекол, он дрожал веселыми бликами на стенах и беззастенчиво плясал солнечными зайчиками на лице спящего Эндрю. В теплом, наполненном светом воздухе медленно, словно завороженные, танцевали пылинки, потревоженные моими неосторожными движениями.
Оглянувшись на спящего молодого человека, я осторожно открыла окно. Тихо скрипнули старые шарниры – и в комнату тут же ворвался свежий воздух, принеся с собой запах только что испеченного хлеба и терпкий аромат моря. Какая-то особенно бойкая птица, свившая гнездо под крышей нашей таверны, протяжно закричала, усевшись сверху на одну из ставен. Со стороны рыночной площади слышались громкие зазывания торговцев, а со стороны порта доносилась отборная ругань матросов, работающих на погрузке. Тортуга практически не отличалась от любого другого приморского городка в это солнечное, теплое время. Она легко могла ввести в заблуждение любого простофилю, попавшего сюда впервые – и обогатить удачливого умельца… Правда, эти самые умельцы на Тортуге весьма и весьма отличались от обычных трудяг того же Порт-Рояла, например. И навыки у них были куда лучше, особенно когда дело касалось чего-то бесчестного и аморального.
Хотя, стоит ли говорить о морали, если речь заходит о пиратском городе?..
Я усмехнулась своим невеселым думам. Удивительно, какие только мысли могут родиться в голове у человека при взгляде на наполненную солнечным светом улицу!..
Нет, так не пойдет.
Я посмотрела на спящего Эндрю – и тут мне в голову закралась озорная идея.
- Лейтенант! Как вы смеете так бессовестно дрыхнуть на посту?! – весело рявкнула я, подскочив к кровати, на которой спал молодой человек, - Трибунал по вам сохнет, драгоценный вы наш!..
- А?.. Что?.. Где? – только и успел пробормотать Джилетт и, резко повернувшись на бок, с грохотом свалился на пол, увлекая за собой тонкое одеяло, в которое он был закутан. На голову молодого человека, в довершение этого балагана, живописно шлепнулась подушка.
Я согнулась пополам от хохота.
Эндрю, с трудом выпутавшись из одеяла, воззрился на меня с кислой миной. Впрочем, долго дуться он не смог – и уже через несколько секунд присоединился к моему безудержному веселью. А посмеяться, право, было над чем: закутанный, словно младенец в пеленку, Эндрю бесформенным кульком лежал на дощатом полу. Свалившись с его головы, на животе устроилась  подушка, смятая самым невообразимым образом. Если когда-то этот молодой человек и носил почетное звание офицера Британского флота, то сейчас он больше всего напоминал мне пациента психиатрической больницы в смирительной рубашке – по крайней мере, выглядело это весьма похоже.  После того, как я вволю навеселилась, мне пришлось-таки придти на помощь Джилетту, дабы окончательно его высвободить из плена, после чего мы еще какое-то время сидели на полу и периодически начинали хихикать, глядя друг на друга. Наверное, более нелепой парочки нельзя было себе и представить, поэтому я искренне радовалась, что в настоящий момент нас никто не видит. Особенно Джек Воробей. Уж тот-то не упустил бы возможности позубоскалить.
Думаю, не трудно догадаться, что мы покинули нашу комнату в весьма приподнятом расположении духа. После небольшого, но весьма плотного завтрака, мы сразу же отправились на пристань. Этот путь мы проделали в полном молчании – я пыталась найти причину, хоть какой-нибудь повод, который смог бы убедить Джека помочь мне в поисках Норрингтона. Моим единственным аргументом был компас, - и аргументом не очень весомым, поскольку, судя по рассказам Эндрю, с некоторых пор пират перестал ценить эту вещицу и даже легко расстался с ней, правда, при весьма загадочных для меня обстоятельствах. Тем не менее, это был единственный козырь, который я могла и собиралась использовать в своих переговорах с Джеком.
На полпути к пристани я почувствовала, как что-то знакомое холодно-мокрое весьма бесцеремонно ткнулось в мою ладонь. Но в этот раз, я даже не испугалась – только перевела взгляд себе под ноги. Рядом со мной легко трусил огромный черный пес, умудряясь вилять хвостом даже на бегу. Мне стало смешно.
- Аааа, старый знакомый!.. – я остановилась, - Ну, чего тебе от меня надо в этот раз?
Эндрю успел уйти на несколько метров вперед, прежде чем заметил, что я больше не следую за ним – и молодому человеку пришлось возвращаться. Он явно был недоволен заминкой, особенно после того как выяснил, что послужило ее причиной.
- Эндрю, сделай лицо попроще… - проворчала я, заметив кислую физиономию Джилетта, - Между прочим, если бы не этот пес – мы бы с тобой, может быть, даже и не встретились!..
Я вкратце поведала молодому человеку историю моего знакомства с собакой, присев рядом с ней на корточки. От животного крепко воняло псиной. При свете дня было видно, что шерсть у собаки на самом деле иссиня-черная – на солнце она блестела, как вороново крыло. Одно ухо было порвано – из него словно был вырван кусок кожи, отчего оно постоянно заваливалось на один бок. Но самым поразительным у этого пса были, без сомнения, глаза – желто-коричневые, они были словно отлиты из смолы. Их взгляд был настолько проникновенен, что мне казалось, будто собака заглядывает мне в душу, читая ее, как раскрытую книгу.
Я погладила пса по голове.
- И что мы будем делать с этой собакой? – пробурчал Эндрю, все еще недовольный нашей остановкой, - Не брать же его с собой!..
- А почему бы и нет? – возмутилась я. – Надо только придумать ему имя…
Имя. Серьезное дело – придумать кличку для животного. Казалось бы, чего проще?.. Мало ли в мире придумано всевозможных прозвищ для наших четвероногих спутников? Но нет, все не так легко, как кажется на первый взгляд. Имя животного, равно как и имя человека – будет сопровождать его всю жизнь, до самой смерти. Так стоит ли в таком случае пренебрегать серьезным отношением к его выбору?..
А ведь нередко дать кличку животному не легче, чем имя собственному ребенку!..
- Придумала! Бо!.. – вдруг возвестила я, потрепав пса по голове и поднимаясь на ноги.
- Что? – Эндрю опешил, - Как ты сказала?
- Бо. Теперь его зовут так. Тебе не нравится? Это значит «красивый». Французский*.
- Я знаю. Ты находишь этого пса красивым? По мне так записной урод…
Бо оскалил зубы и зарычал. Я рассмеялась.
- Судя по всему, Эндрю, у него свое мнение на этот счет. И… да, я нахожу его весьма привлекательным. Конечно, он первостатейный кобель, но это совершенно не умаляет его красоты. Хорошее питание, плюс водные процедуры и вычесывание блох – и я не удивлюсь, если Бо станет самым красивым псом на Тортуге... Если, конечно, здесь есть с кем тягаться.
- Ну… не знаю… - молодой человек с сомнением покачал головой, - Впрочем, можешь называть его как угодно. Сомневаюсь, что Джек Воробей позволит Бо остаться на «Жемчужине». Я не уверен, что он нам-то разрешит на ней остаться – что уж тут говорить о собаке!..
- Посмотрим. – Я сжала руки в кулаки, почувствовав, как ногти впились мне в ладонь, - Посмотрим. Не говори «Гоп!», пока не перепрыгнешь, Эндрю. Еще пока рано…
И я быстрым шагом направилась в сторону пристани. Джилетт, с самым решительным видом тут же поспешил за мной. Бо потрусил за нами следом.

*  *  *

Пристань Тортуги встретила нас громким криком чаек, отборной руганью матросов, работавших на погрузке и мерным плеском морских волн. К моему великому сожалению, «Черная Жемчужина» и не подумала причалить – корабль Джека Воробья стоял почти у самого входа в бухту, укрывшись за одной из скал. Все паруса были убраны. На палубе не было ни одного человека, из чего можно было сделать вывод, что капитан отпустил своих ребят поразвлечься на берегу – видимо, в благодарность за спасение.
- Как ты добрался до города?.. – я обернулась на Эндрю, стоявшего рядом.
- На шлюпке. Джек не мог долго терпеть на борту своего судна офицера Британского флота – поэтому, как только «Жемчужина» бросила якорь, меня посадили в шлюпку и отправили на берег.
- Воробей в своем репертуаре.
- Да уж.
- Теперь, нам надо попасть туда, Эндрю. Есть идеи?..
- Может, на шлюпке?
Я усмехнулась.
- О, конечно! Кто-нибудь из этих благородных господ, без сомнения, одолжит нам свое судно на время! – я широким жестом обвела работающих вокруг нас людей… и замерла.
А потом рванула со всех ног навстречу высокой статной фигуре темноволосого джентльмена, волевой размеренной поступью вышагивающего по пристани. Бо, с возбужденно-радостным гавканьем бросился вслед за мной. Эндрю, замешкавшись, двинулся за нами следом.
- Капитан Свит!.. Капитан Свит!!!
Эдвард, заметив мое приближение, сначала напрягся, и даже схватился за эфес своей шпаги. Однако уже спустя пару мгновений мужчина узнал меня, и расплылся в радостной улыбке.
- Мисс Беннетт!.. – Эдвард шагнул мне навстречу, казалось еще немного – и он меня обнимет, - Какая встреча! Честно признаюсь, не надеялся увидеть вас вновь… в добром здравии.
- Как быстро вы ставите на мне крест, мистер Свит!  - я рассмеялась, - Позвольте представить вам моего хорошего друга – мистера Эндрю Джилетта. Мистер Джилетт, это капитан Свит – мы вместе с ним проделали славный путь от берегов Ямайки до Тортуги.
Мужчины коротко кивнули друг другу, обменявшись при этом не самыми теплыми взглядами. Впрочем, внимание Эдварда тут же было отвлечено Бо, который самозабвенно обнюхивал его сапоги, не забывая при этом радостно вилять хвостом.
- Что это за чудный зверь? – мужчина наклонился было, чтобы потрепать пса по голове, и тут же был встречен весьма недружелюбным рычанием. – Да еще и такой сердитый…
- О, не обращайте внимания, капитан!.. У Бо скверный характер.
- … как и у его хозяйки… - Джилетт многозначительно улыбнулся, косясь на пса.
Я театрально всплеснула руками.
- Конечно!.. Легко обвинять во всем бедную женщину. А что мы теперь будем делать без шлюпки, мистер Джилетт? Вы об этом подумали?
Эндрю только пожал плечами.
- А в чем дело? – в голосе Эдварда послышались тревожные нотки, - Я могу чем-то помочь?
- Дело в том, капитан, что мы благополучно потеряли нашу шлюпку. И все дело в том, что кое-то ее весьма ненадежно привязал!..
- Я не виноват! – начал притворно оправдываться Эндрю, - Это веревка. Она была старая!
- Конечно! Теперь вы будете оправдываться, мистер Джилетт! – я вздохнула и покачала головой, - Вы только представьте, какой бестолковый мужчина!
Капитан Свит понимающе улыбнулся. Впрочем, как мне показалось, сочувствовал Эдвард отнюдь не мне, а именно Эндрю. То ли в его жизни уже встречались такие же несносные девицы как я, то ли он сам когда-то попадал в подобного рода передряги – этого, к сожалению, мистер Свит нам не открыл. Впрочем, меня совершенно не интересовали жизненные перипетии этого джентльмена – моей целью была симпатичная пузатая шлюпка Эдварда, которая покачивалась на морских волнах буквально в паре метров от нас.
Видимо, мой взгляд был красноречивее всяких слов – по крайней мере, капитан каким-то образом очень быстро оказался в курсе моих хищных замыслов. К счастью, этот удивительный человек даже и не думал отказать нам в просьбе одолжить его шлюпку на какое-то время. Поэтому, уже спустя несколько минут мы, горячо поблагодарив Эдварда за его доброту и отзывчивость, забрались в лодку и полным ходом направились к видневшейся неподалеку «Черной Жемчужине». Эндрю сидел на веслах – несмотря на его изнуренный вид, греб он, казалось, без особых усилий со своей стороны. В определенный момент я невольно залюбовалась слаженной работой его рук, сильными взмахами весел, которые быстро гнали наше суденышко вперед. Мы с Бо удобно устроились на носу шлюпки. За все время нашего пути не было сказано ни единого слова. Тревожное ожидание словно повисло в воздухе между нами и казалось, оно было таким ощутимым, что при желании его можно было коснуться руками.
Пес, до этого момента с любопытством вертевший головой по сторонам – и тот притих. Он лег на дно лодки и прижался к моим ногам.
Наконец, наша шлюпка глухо стукнулась о борт «Жемчужины». Высокая черная громада корабля нависла над нами, словно старая неприступная крепость, за стенами которой притаилась опасность. По-прежнему было тихо – с верхней палубы до нас не доносилось ни единого звука, только тихонько поскрипывали мачты, да хлопал плохо забранный парус.
- Ну что же, пожелаем нам удачи, - невесело усмехнулась я, поднимаясь на ноги и хватаясь за нижнюю ступеньку забортного трапа «Жемчужины», - Привяжи лодку, Эндрю – и поднимайся следом. Постарайся не шуметь. Я думаю, не стоит рассчитывать на радушный прием…
- А как же собака?..
- Бо пока останется в шлюпке. Нам не нужен лишний раздражающий фактор…
Не дожидаясь пока Джилетт выполнит мою просьбу, я начала быстро подниматься по трапу, стараясь быть как можно более бесшумной. Конечно, в тот момент мне было далеко до грациозной легкости Элизабет – она взлетала по ступенькам трапа, словно всю жизнь только этим и занималась. Впрочем, плеск волн был способен заглушить любые звуки, особенно, если ты при этом стараешься не производить много шума.
Вдобавок ко всему, у меня были очень удобные сапоги.
Неслышно перемахнув через фальшборт, я присела, спрятавшись за невесть откуда взявшейся бочкой, и снова прислушалась. Отсутствие каких-либо признаков жизни на палубе «Жемчужины» меня более чем смущало. Я была готова наткнуться на ватагу пьяных пиратов, распевающих во все горло дурацкие песенки, но уж никак не рассчитывала на то, судно будет пустовать. Нас даже не окликнул вахтенный!.. Это, простите, не лезло ни в какие ворота.
Через минуту над планширом показалась голова Эндрю. Прежде чем перебраться через фальшборт, он какое-то время он пристально смотрел по сторонам.
- Ну как? – молодой человек присел рядом.
- Не знаю. Тишина полная. Никого не видно. – Я поднялась на ноги. – Давай-ка двигаться потихоньку в сторону капитанской каюты. Даже если Джека там нет, в любом случае, он должен будет там появиться… я так думаю.
Эндрю только ухмыльнулся.
- … пятнадцать человек на сундук мертвеца!.. – вдруг грянула совсем рядом знакомая песня.
Я вздрогнула. С громким стуком распахнулся люк, который вел на нижние палубы, и на свет божий появилась взъерошенная голова мистера Гиббса. Судя по мутному блуждающему взгляду выцветших глаз, которым боцман окинул верхнюю палубу «Жемчужины», он был далеко не трезв. Однако, когда Гиббс, наконец, заметил меня – а произошло это отнюдь не стразу, не смотря на то, что я стояла почти посреди палубы, - лицо его тут же вытянулось и приняло более осмысленное выражение.
Залихватская пиратская песенка оборвалась на полуслове. В повисшей тишине Гиббс звучно икнул и бесформенным кульком вывалился на палубу. Глухо звякнув, пустая бутылка из-под рома, выпала из его руки и покатилась, подпрыгивая, по нагретым полуденным солнцем доскам. Мы молча наблюдали за ее движением до тех пор, пока сосуд, в последний раз блеснув, не вывалился через шпигат в море. Послышался громкий плеск.
- Матерь Божья!.. Мисс Ксения, вы ли это?..
Побледневший как полотно, боцман «Черной Жемчужины» изумленно уставился на меня, безуспешно пытаясь подняться на ноги. Его взгляд стал весьма осмысленным, - было очевидно, что старый боцман вдруг неожиданно резко протрезвел. Что, впрочем, совершенно меня не удивляло – не каждый день видишь живым человека, который, как тебе известно, давно уже мертв и похоронен в холодной земле. Я подошла к Гиббсу и помогла ему подняться на ноги. Боцман, крепко вцепившись в мою руку, какое-то время молча вглядывался в мое лицо, пока, наконец, его добродушная физиономия не расплылась в широченной улыбке. Я тихо вздохнула с облегчением, - чтобы Гиббс не заметил, - и со всей искренностью улыбнулась ему… а потом и вовсе обняла.
Старый боцман удивленно засопел и неловко обнял меня в ответ. Эндрю смущенно топтался рядом, почему-то не решаясь посмотреть в нашу сторону.
Всю эту сентиментальную идиллию нарушил грубый окрик, донесшийся до нас со стороны капитанской каюты. Несложно было догадаться, кому принадлежал этот до боли знакомый голос с хриплыми нотками…
- Гиббс!.. Тебя за ромом как за смертью посылать! Где тебя черти носят?!
Я вздрогнула и отстранилась. Боцман быстро вытер ладони краем сорочки, словно они у него неожиданно вспотели от волнения, и недовольно покосился на дверь капитанской каюты.
- Вы к нему? – он кивнул головой в сторону юта.
- Да… То есть, нет. Я конечно, не только к Джеку. Но к нему в первую очередь. Это очень важно.
- Он сейчас в полном раздрае, мисс Ксения. Я бы вам не советовал…
- Я боюсь, что за промедление последует и жестокая расплата, мистер Гиббс. Я не могу ждать.
- Вы из-за мистера Норрингтона?..
- У меня что, все написано на лице? - Я вспыхнула. – Конечно, я здесь из-за Джеймса…
Боцман вздохнул.
- Не самая лучшая идея соваться с этим к капитану.
- У меня нет иного выбора, мистер Гиббс. И потом… не смотря на всю его сволочность, Джек, пожалуй, единственный человек, которому я могу доверять хотя бы частично.
- Наш капитан – славный малый!.. – боцман улыбнулся, - И все же, я не советовал бы вам…
Я только отмахнулась от Гиббса, как от назойливой мухи, и решительным шагом направилась в сторону каюты Джека. Взгляды мужчин, оставшихся на палубе, огнем жгли мне спину – и я чувствовала, знала, что должна показать себя сильной и смелой перед этими людьми. Потому что сейчас, как никогда прежде, мне нужна была их поддержка – поддержка друзей, готовых встать на твою сторону в случае необходимости.
А еще, сейчас мне как воздух было нужно понимание Джека.
Понимание, на которое можно было даже не рассчитывать.

*  *  *

Дверь в каюту капитана отворилась с протяжным скрипом. Воздух, вырвавшийся наружу из затемненного помещения, крепко пахнул на меня перегаром, потом, затхлостью – и чем-то еще, чем-то до боли знакомым. По сравнению с ярко освещенной солнцем палубой, в каюте Джека царил настоящий сумрак – по крайней мере, я совершенно ничего не видела кроме огоньков нескольких зажженных свечей, расставленных везде, где только можно.
- Закрой дверь… - послышался знакомый голос, в котором явно слышались нотки усталости и какой-то… обреченности.
Я послушно затворила дверь – и тут же очутилась в полном мраке, лишь местами разгоняемом тусклыми огоньками свечей. Подождав, пока мои глаза привыкнут к темноте, я медленно повернулась в ту сторону, откуда, как мне казалось, доносился голос – и наткнулась на колючий взгляд Воробья.
- Так-так-так… Миссис Норрингтон?..
- Джек, вот только не надо продолжать этот балаган!.. Я от него порядком устала!
Пират только хмыкнул в ответ на мои слова. Он сидел на большом стуле, придвинутом к столу, вальяжно откинувшись на спинку. Казалось, он был совершенно не удивлен моему внезапному воскрешению. Этот факт сначала меня удивил. Впрочем, приглядевшись повнимательнее к Воробью, я вдруг поняла, что с ним что-то не так. Пират даже не поднялся мне на встречу – а ведь не смотря на всю его хамовитость и пошлость, мужчина умудрялся в некоторых случаях оставаться истинным джентльменом. И при подобном приветствии, я была уверена, что в обычных условиях, Воробей непременно отвесил бы мне шутливый поклон или сделал бы что-нибудь в том же духе. Джек был очень бледен – это было видно даже не смотря на загар, и вся его поза выдавала в нем какую-то сдержанность, зажатость, словно бы он боялся лишний раз пошевелиться.
Сделав вид, что я увлечена разглядыванием капитанской каюты, я начала лихорадочно думать, пытаясь сообразить, что мне делать дальше. Вся моя решительность и смелость куда-то неожиданно испарились. Да и сама эта каюта… вызывала в моей памяти множество воспоминаний, словно желая отвлечь меня от волнения – и от главной цели. Я вспомнила, как мы втроем – Джек, моя подруга Оля и я – благополучно напились рому, сидя на дощатом полу. Вспомнила, как я спорила здесь с Воробьем, убеждая его помочь нам вернуться домой. И наконец, совсем постыдные воспоминания были связаны с близостью между мной и Джеком, в этой самой каюте, на узкой койке, в то время как Джеймс работал в трюме, на помпе… Как много воды утекло с тех пор!.. И как ничтожно мало времени прошло, чтобы забыть все это!
А каюта Джека ничуть не изменилась – разве что стала еще более захламленной, чем раньше. В одном углу были в беспорядке свалены карты, другой был занят невесть откуда взявшимся огромным сундуком, на который было водружено нелепое чучело какого-то животного, богато украшенного яркими перьями. Постель Воробья не была заправлена – впрочем, как и всегда. Судя по тому, в каком состоянии она находилась, можно было предположить, что Джек либо занимался удовлетворением своих низменных потребностей всю ночь напролет, либо, что было более вероятно, беспокойно спал, мучимый кошмарами.
Оторвавшись от созерцания Воробьевой койки, я вновь посмотрела на пирата. Он все так же сидел в том же положении, ни на минуту не сводя с меня взгляда лихорадочно блестящих глаз. Какое-то время мы молча глядели друг на друга, пытаясь понять, что же творится у другого в голове. Наконец, не выдержав растущего внутри меня нервного напряжения, я, раздраженно взмахнув руками, воскликнула:
- Ну что ты так на меня смотришь?!
- Жду, когда ты мне скажешь, зачем ты явилась. Я еще не собираюсь отдавать дьяволу душу…
Когда до меня дошел смысл сказанных слов, я на какое-то время просто остолбенела, ошарашено уставившись на пирата. Потом, словно очнувшись, я одним прыжком подскочила к Джеку и залепила ему звонкую пощечину. Голова мужчины безвольно дернулась
- Джек!.. Да что с тобой такое? Очнись наконец! Я живая. Слышишь – живая!.. Я вовсе не собираюсь забирать твою душу! – я схватила пирата за грудки и попыталась тряхнуть, - Мне нужна твоя помощь!
Воробей промолчал – лишь стиснул зубы, словно его мучили страшные боли, и с силой схватил меня за руки.
- Если ты пришла ради своего ненаглядного коммодора, дорогуша, то можешь смело проваливать – я не намерен помогать тебе. У меня и без того хватает проблем.
- Но Джек…
- Хватит! Никаких Джеков! Убирайся!
Я попятилась. Лицо пирата было искажено гримасой злобы и боли. Я никогда не видела его таким. Я не узнавала в этом человеке того пошловатого весельчака-авантюриста, которого считала своим другом… в какой-то мере. Такого Джека надо было избегать и бояться. И я испугалась.
Непрошенные слезы обиды вдруг навернулись мне на глаза. Я предательски всхлипнула и развернувшись, быстро направилась к двери. Прочь!.. Прочь от Воробья, от пиратов, от всего, что с ними связано!.. Я сама найду Джеймса. У меня есть Эндрю, есть Уизерби Суонн, есть Бо. Есть чертов компас, наконец!.. В аду я видала этих пиратов…
- Подожди… - голос Джека показался мне вдруг бесконечно уставшим.
У меня тревожно екнуло сердце. Я медленно повернулась, предварительно быстро стерев рукавом набежавшие слезы. Потом, гордо вздернув подбородок, с вызовом посмотрела на пирата.
Джек невесело усмехнулся, заметив мою решительность, и вдруг неожиданно перевел взгляд мне на руки. В каюте повисла напряженная тишина, и казалось, что в этой самой тишине стук моего сердца был слышен на милю вокруг.
- А у тебя тонкие пальцы… - вдруг вымолвил Воробей, спокойно посмотрев мне прямо в глаза, - Ты умеешь шить?
__________________________________________________________________________________________________
*«Это значит «красивый». Французский…» - здесь идет речь о значении слова «Beau», что во французском языке значит «красивый». Аналогично, «Belle» - красивая.

Категория: Уйти, чтоб вернуться | Добавил: Ksunel | Автор: Ксюнель
Просмотров: 433 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2018 Сайт управляется системой uCoz