PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы
Приветствую Вас Пассажир | RSS Главная | Фанфики | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Уйти, чтоб вернуться [8]
Макси [1]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 108

Главная » Файлы » Ksunel » Уйти, чтоб вернуться

"Уйти, чтоб вернуться..." Глава 5.
[ ] 25.02.2008, 13:21

 - 5 -
«The god never came there…»*

Вечерняя Тортуга встретила нас своим привычным повседневным шумом. Из открытых окон лилась музыка, слышались громкие голоса и смех, кто-то весело распевал пошлую песенку во всю глотку. Вдалеке пару раз грохнул выстрел. Залаяла собака. Запах дыма, смешавшийся с сильным зловонием из сточных канав, с терпким ароматом моря, мерно накатывавшим свои волны на берег, составляли тот неповторимый и до боли знакомый букет, который был присущ только Тортуге. Наверно глупо было отрицать, что в других портовых городах этого времени могло пахнуть как-то по-другому. Просто в том же Порт-Рояле, ко всему этому примешивались еще и запахи повседневной жизни обычных людей – аромат свежевыпеченного хлеба, рыбы и жареного мяса, тропических фруктов и цветущих растений. А здесь… если здесь это и было, то безбожно заглушалось запахами разгульных будней острова Тортуга, с их острым ароматом пороха и дыма, сладким, дразнящим ноздри, запахом свежей крови - и потных немытых тел, терпким духом рома – и перегара, свежим морским ветерком – и зловонием из сточных канав.
Я стояла на причале, чуть прикрыв глаза, и с шумом втягивала носом воздух. Вместе с запахами и звуками, на меня с новой силой нахлынули воспоминания. Перед глазами плавали обрывки недавнего прошлого, яркие, словно кусочки детской мозаики, и острые, как осколки разбитого витража. Меня покачивало, как будто я до сих пор стояла на палубе корабля, а не на твердой земле. Наверное, со стороны могло показаться, что я не в себе, или просто пьяна… впрочем, это было не так уж и далеко от истины.
Капитан Свит долго не решался уйти, его явно настораживало мое странное состояние. Эдвард несколько раз спросил меня, хорошо ли я себя чувствую и не нужна ли мне помощь. Наконец, с помощью искренних улыбок и пылких заверений, мне удалось убедить его, что со мной все в порядке. Я, теперь уже зная о традициях поведения, принятых в этом обществе и этом времени, нерешительно протянула Свиту руку. А еще год назад я бы беззастенчиво его обняла.
Он слегка сжал мои пальцы своей сильной пятерней.
- Мне было очень приятно ваше общество, капитан. Я бы хотела поблагодарить вас за терпение и понимание, - я улыбнулась, припоминая, каким ужасным пассажиром была, - Вы смогли скрасить мое одиночество и помогли на время отрешиться от проблем, которые так гнетут мою душу.
- Мне было бы грустно видеть, что столь юное создание печалится дни и ночи напролет, - Эдвард улыбнулся в ответ, - И я весьма сожалею, что не могу помочь вам в ваших дальнейших поисках.
- Спасибо, мистер Свит. – Я покачала головой, - Но вы и так сделали все, что было в ваших силах. Я просто не смею просить большего. Прощайте!..
- До свидания, мисс Беннетт. Даст Бог – еще свидимся.
Бросив прощальный взгляд на «Малышку Дженни», я резко развернулась и, не говоря более ни слова капитану Эдварду Свиту, решительно направилась вглубь города. У меня не было с собой никаких вещей, кроме поясного кошеля, туго набитого деньгами. Память услужливо подсказывала мне направление – тут главное было внимательно смотреть под ноги, чтобы не вступить в сточную канаву или какую-нибудь лужу, или того хуже – не наступить на кого-нибудь… или на что-нибудь. Мне приходилось торопиться. Я не любила вечернюю Тортугу. А ночную Тортугу я боялась. Хотя, наверное, никто не смог бы точно и с уверенностью сказать, когда здесь заканчивается вечер и наступает ночь. Казалось, что на Тортуге, эти два времени суток легко могут встретиться – достаточно только свернуть со слабо освещенной улицы в один из многочисленных узеньких переулков – и тебя сразу же окутывает непроглядная темнота. Раньше, когда рядом были Джеймс и Эндрю, я не опасалась за свою безопасность – тогда о ней заботились мужчины.  Но сейчас я была совершенно одна посреди большого пиратского города.
И мне было страшно.
В какой-то момент мне стало казаться, что кто-то следует за мной по пятам – я вполне отчетливо слышала мягкие шаги за своей спиной.
А огда мимо меня неслышной тенью пробежала собака, я чуть не вскрикнула.
Добраться до таверны, в которой мы когда-то жили, отняло у меня немалых душевных сил. Когда же, наконец, за моей спиной захлопнулась грубо сколоченная, но такая надежная дверь комнаты, я медленно сползла на пол. Ноги больше не держали. Сердце колотилось в груди так, словно хотело выпрыгнуть наружу и убежать. К горлу подкатила тошнота. Сейчас следовало честно признать – цель, которую я поставила перед собой, была явно мне не по плечу. Я никогда не была особенно сильной, а сейчас страх сделал меня слабее в тысячу раз.
Осознание собственной беспомощности тугим комком подкатило к горлу.
Захотелось плакать.
- Нет уж!.. – я погрозила кулаком в пустоту, загоняя поглубже непрошенные слезы, - Не дождешься. Я больше не буду плаксой. Я буду сильной и смелой!..
Разговор самой с собой меня рассмешил. Это было глупо, но так… по-моему глупо, что неожиданно мне стало намного легче. Мельком оглядев комнату, в которой мне предстояло ночевать, я быстро стянула с ног сапоги и забралась на кровать.
Кажется, я заснула сразу же – стоило только моей голове коснуться подушки.

*  *  *

Весь следующий день я просидела в таверне «Кабанья голова», которая весьма удобно расположилась почти у самой пристани. Здесь всегда было многолюдно, даже в дневное время. Поэтому основной поток слухов и новостей стекался сюда в первую очередь. Пираты, как только сходили на берег, торопились как можно скорее промочить горло доброй порцией рома. А таверна «Кабанья голова» была для этого просто идеально расположена – она пристроилась в самом начале улицы, которая вела от пристани вглубь города. Впрочем, это было основное и, пожалуй, единственное ее отличие от других заведений подобного рода на Тортуге. Здесь был такой же, как и везде, низкий потолок, грубо сколоченные столы и лавки, засаленные занавески на давно немытых окнах, странные темные пятна на досках пола. В воздухе висел стойкий и крайне неприятный запах прокисших тряпок и пота, изредка перебиваемый ароматом горячей пищи, который врывался в зал таверны через маленькую низкую дверь кухни.
Единственным источником освещения здесь были свечи, поэтому в помещении царил легкий полумрак, в котором было практически невозможно разглядеть лица посетителей. Это играло на руку – мне не хотелось особо бросаться в глаза. Впрочем, мой маскарад был весьма удачен, о чем свидетельствовал тот факт, что ко мне пару раз пытались клеиться девицы легкого поведения… в свойственной им манере. Впрочем, стоило им только заслышать мой совсем не мужской голос - и девушки тут же исчезали из поля зрения.
Я весьма удобно расположилась в самом темном углу таверны, - таким образом, мне был виден весь зал, как на ладони, на меня же при этом почти никто не обращал внимания – кому мог понадобиться какой-то худосочный сопляк, который вместо славного рома вот уже битый час мучает несчастную пинту пива?..
Ну, за исключением, конечно, местных шлюх, о которых я уже упоминала.
Гордиться мне было нечем. За весь день я не узнала ровным счетом ничего, что помогло бы в поисках Норрингтона или Воробья. Возможно, мною была выбрана ошибочная стратегия поведения?.. Как выяснилось, пассивное сидение в углу совершенно не располагает к получению необходимой информации. Здесь требовалась активность, участие в  бурном людском водовороте, который разворачивался на моих глазах. Но мне недоставало смелости сделать шаг, чтобы оказаться в центре этого потока. Здесь смог бы чувствовать себя уверенно Воробей, например, или та же Элизабет, со свойственной ей тягой к приключениям и авантюрам. А что могла сделать я?..
Поток моих невеселых размышлений был неожиданно прерван. Что-то мокрое и холодное ткнулось в мою руку, лежавшую на коленях поверх свернутого камзола.
Я вздрогнула и перевела взгляд под стол.
Рядом с моими ногами, положив голову мне на колени, сидел большой пес.
Он на самом деле был очень крупным. В холке, пес, наверное, достигал мне до середины бедра. У него была густая темная шерсть, казавшаяся в полумраке таверны черной. Глаза цвета застывшей древесной смолы сейчас были устремлены на меня. У собаки был очень умный, я бы даже сказала человеческий взгляд. Длинные острые ушки стояли торчком, и чуть склонившись на одну сторону, отчего у пса был, весьма забавный, не смотря на кажущуюся серьезность, вид.
- Привет. Ты, наверное, местный попрошайка? – я осторожно потрепала собаку по голове.
Естественно, пес мне ничего не ответил – он лишь выразительно скосил взгляд на стол, на котором стояла пустая тарелка из-под местного жаркого с мясом.
- Ты голодный? А я уже все съела… - я виновато посмотрела на собаку, - Прости, друг.
В этот момент ко мне подошел хозяин таверны – высокий грузный мужчина с красным лицом. Взгляд, которым он меня одарил, не предвещал ничего хорошего. Я внутренне сжалась.
- Твоя собака? - Мужчина сердито зыркнул на пса.
-Да. Моя, - не моргнув, соврала я, - А в чем дело?
- Собаке здесь нечего делать. Для людей-то места не хватает. Выводи ее давай, или выметайся сам.
- Мой пес такой же посетитель этой таверны, как и все... – я вытащила из поясного кошелька несколько монет и, не глядя, швырнула их на стол, - Принеси-ка ему кусок мяса, да получше!
Мужчина молча сгреб монеты в ладонь и ушел. Через минуту он вернулся с хорошим куском копченого окорока. Завидев его, пес радостно замолотил хвостом по полу, выразительно облизываясь и время от времени осторожно поглядывая в мою сторону. Но, судя по всему, именно в этот момент, удача решила меня оставить, поскольку как только мясо оказалось в зубах у пса, он стремглав вылетел из таверны, оставив меня одну и в полной растерянности.
«Вот предатель!..» - мелькнула запоздалая мысль.
- Прятать побежал на радостях… - промямлила я, чувствуя, как мои щеки наливаются краской.
Хозяин таверны только презрительно хмыкнул и переключил свое внимание на других посетителей. А я, сгорая от стыда, бросила на стол еще пару монет и почти бегом вылетела на улицу, попутно коря себя за глупое расточительство и неосмотрительность. Не мешкая ни минуты, я свернула в длинный узкий переулок, направляясь в сторону своего нынешнего места обитания, когда вдруг за моей спиной послышались чьи-то тяжелые торопливые шаги.
Одновременно с этим появилось смутное чувство тревоги.
- Эй, малец, подожди-ка!.. – чей-то грубый окрик не вызвал ни малейшего желания остановиться.
Я быстро оглянулась. В полумраке переулка маячила чья-то темная фигура. Человек быстро нагонял меня, и я ничуть не сомневалась, что намерения у него были отнюдь не дружелюбные.
- Прытко бежишь, мальчик. А кошелек-то поди тяжелый?..
Грубый смех эхом отразился от стен.
Мне с трудом удалось сдержаться, чтобы не закричать от страха… и в этот момент прямо передо мной в темноте выросла чья-то фигура. Не успев опомниться, я налетела на человека, так неожиданно возникшего на моем пути. Нервы мои тут же сдали окончательно – я пронзительно завизжала и начала молотить кулаками по всему, что попадало мне под руку. А судя по сдавленным вскрикам, попадала я как раз туда, куда надо. Это продолжалось всего долю секунды, а потом незнакомец, сдавленно ойкнув от боли, попытался схватить меня за руки. Тогда я заорала во весь голос и начала брыкаться изо всех сил.
- Мисс, ради всего святого, успокойтесь наконец!..
Фраза, произнесенная гневным шепотом, подействовала на меня отрезвляюще. Я замерла и прижалась к своему недавнему противнику, неожиданно почувствовав в нем защиту.
- Этот тип сзади меня преследует!..
- Подыграйте мне… - снова послышался шепот, а потом незнакомец заговорил уже громко, крепко схватив меня за руку, - Где ты шляешься, несносная баба?! Почему я должен искать тебя по всем переулкам? Ты решила, что переодевшись в мужскую одежду, перестанешь быть шлюхой?
- Я… нет… - только и удалось мне промямлить, поскольку я была несколько удивлена такому повороту событий.
- Пошли!.. – новообретенный друг резко дернул меня в сторону выхода из переулка.
Я, сопротивляясь скорее для вида, поспешила за незнакомцем. Сейчас меня больше тревожил мой недавний преследователь. Не без труда обернувшись, поскольку шли мы очень быстро,  мне удалось разглядеть маячащую в полумраке переулка рослую фигуру. Позарившийся на мой тугой кошелек верзила и не думал отступать от намеченной цели. Судя по всему, ему было абсолютно все равно – один человек будет ему противостоять или двое. К тому же, мой спутник не отличался ни крепким телосложением, ни высоким ростом, из чего можно было легко сделать вывод об исходе потасовки – если таковая будет иметь место. Значит, у нас был только один выход из сложившейся ситуации – надо было сбить нашего настойчивого попутчика со следа.
А чертов переулок, как назло, все никак не кончался!..
- Он все еще идет за нами?
- Да. И, похоже, не собирается отставать.
- Настырный тип. – Мой спутник хмыкнул, - Чем вы так ему не угодили, мисс?..
- Скорее наоборот, я ему весьма угодила. Точнее, не я, а мои деньги судя по всему.

- А вы не подумали, что я тоже могу позариться на ваши деньги, мисс?
При этих словах я тут же дернулась, пытаясь вырваться.
Ответом мне был мягкий смех. А потом мужчина просто отпустил мою руку.
- Это была шутка, мисс. Я шучу иногда знаете ли… Но здесь, на Тортуге, следует быть очень осторожной и лучше никому не доверять лишний раз. Целее будете. Честно.
В этот момент переулок, наконец-то закончился. Садящееся солнце окрасило в мягкие цвета серые неприветливые улочки Тортуги. Тени удлинились, танцуя и сплетаясь в причудливые фантастические узоры. Повеяло свежим воздухом с моря. На душе неожиданно стало легко и радостно. Какое-то странное, озорное чувство ребячества наполнило все мое существо: крикнув своему чуть подотставшему спутнику «Бежим!..», я рванула с места и, сбив с ног парочку пьяных прохожих, нырнула в следующий переулок.
Как мы побежали!.. Только ветер в ушах засвистел.
Честно говоря, я не знаю, как долго продолжалась эта нелепая игра в догонялки. К тому времени, когда я решила, что пора уже остановиться и прекратить этот балаган, солнце давно село и на небе высыпали огромные звезды. Для того чтобы запутать нашего преследователя и сбить его с толку, мне пришлось выписывать такие немыслимые траектории, что заяц-русак - непревзойденный мастер по запутыванию следов, - должен был нервно курить в сторонке… если бы он умел курить. Другой моей целью было избавление от нового знакомого – не смотря на то, что он поступил по отношению ко мне весьма по-дружески, и даже в чем-то благородно, я все равно не доверяла ему. И мне совсем не хотелось, чтобы он знал, где я живу. Но, не смотря на все мои старания, мужчина и не подумал отстать или заблудиться в переплетении узеньких улочек Тортуги. На протяжении всего этого марафона я постоянно слышала его топот и тяжелое дыхание за своей спиной. Поэтому, смирившись с мыслью, что избавляться от моего недавнего спасителя придется каким-то другим образом, я обернулась, чтобы наконец, поблагодарить за помощь…  да так и замерла.
Лицо молодого человека вытянулось от изумления. 
Мы молча уставились друг на друга, не веря собственным глазам.
Это длилось не более секунды.
А потом…
- Эндрю?!.. – я бросилась к молодому человеку, - Эндрю! Эндрю!
Разом растеряв всю свою уверенность и смелость, я просто разревелась, уткнувшись лицом в камзол Джилетта. Он неловко обнял меня, словно все еще боясь поверить в то, что я на самом деле жива. От его одежды пахло потом и спекшейся кровью, на ней явно были видны темные засохшие пятна, в происхождении которых можно было даже не сомневаться. Но в данный момент, мне было абсолютно все равно как одет молодой человек, или чем от него пахнет. Главное, что это был Эндрю. Эндрю Джилетт, некогда лейтенант королевского флота, правая рука коммодора Джеймса Норрингтона, а сейчас – оборванный и исхудавший бродяга. Не удивительно, что я узнала его сразу. В полумраке переулка я слышала только его голос – хриплый, загрубевший, сорванный голос человека, которому пришлось многое пережить. Через правую щеку Джилетта протянулся длинный неровный рубец – даже в неверном свете луны было видно, что кожа воспалена, из раны сочилась сукровица. И я, искренне радуясь встрече с Джилеттом, с ужасом думала о том, что же могло послужить причиной такого ужасного внешнего вида.
И если Эндрю выглядит так, то… что же тогда с Джеймсом?
Этот вопрос вертелся у меня на языке.
Наконец, мне удалось совладать с собственными чувствами и успокоиться. Я немного отстранилась от Эндрю и вытирая тыльной стороной ладони слезы с лица, попыталась улыбнуться растерянному молодому человеку. Он все еще держал меня в своих объятиях, положив руки мне на плечи. Я чувствовала через ткань тепло его ладоней – и от этого на душе стало как-то по-особенному уютно. И впервые за столь долгое время меня оставило гнетущее чувство одиночества и беспомощности. Потому что я больше была не одна.
Теперь рядом со мной был друг.
- Боже, Эндрю, знал бы ты, как я рада тебя видеть!..
Молчание.
- Ну скажи же хоть что-нибудь! Что с твоим лицом? Где Джеймс?
Джилетт замялся и наконец, выпустил меня из своих объятий. Он отвернулся, стараясь избегать моего взгляда. Отошел в сторону, опустил голову… и сразу стал казаться гораздо меньше, чем был на самом деле. Словно груз какой-то огромной ответственности лег ему в этот момент на плечи. Я видела, как забегали его глаза, как судорожно сжались в кулаки его руки, - и от этого мне становилось еще страшнее. Это было немое свидетельство безысходности нашего положения. Сердце тревожно сжалось в предчувствии дурных вестей.
Наконец, Эндрю поднял на меня глаза. Подошел ближе.
- Мы думали, что ты мертва. Что вы с Ольгой мертвы. Я своими собственными глазами видел вашу могилу!.. И губернатор Суонн многое рассказал коммодору Норрингтону… про казнь.
- Ну и что?.. – я раздраженно дернула плечами, - Это еще ничего не значит. Джек почти что с того света вернулся нашими с Олей стараниями. Ну… то есть, из Тартара. И вообще, в мире, где есть богиня Эрида, морской дьявол Дэйви Джонс, Кракен, проклятое золото ацтеков, - возвращение одной девчонки… причем, даже не с того света, не должно казаться таким уж… событием!..
Я выкрикивала это, динамично размахивая руками и расхаживая от одной стены переулка до другой. Наверно со стороны это выглядело презабавно.
- А ты ничуть не изменилась… - Эндрю улыбнулся, - Я думаю, нам обоим есть о чем поговорить. Пойдем, надо найти какое-нибудь тихое место, где нам никто не помешает.
- А мы его уже нашли. – Я кивнула головой в сторону видневшейся неподалеку таверны «Тортуга», - Узнаешь местечко? Больше года прошло, а каким было, таким и осталось…
Джилетт с минуту разглядывал приземистое невзрачное здание, а потом весело рассмеялся. Смех его быстро прервался – он сдавленно ойкнул и схватился за раненую щеку.
- Идем. - Я покачала головой. - Надо промыть тебе рану. В моей комнате хватит места на двоих.

*  *  *

Мы проговорили почти всю ночь напролет.
Сначала Эндрю был немногословен. Пока я промывала ему рану теплой водой, он не произнес ни звука, глядя на язычок пламени, пляшущий на фитиле свечи. Потом Джилетт начал задавать вопросы,  и выслушивая мои длинные пространные ответы, продолжал молчать. А я, боясь услышать то, чего слышать мне совершенно не хотелось, продолжала трещать безумолку - о казни, о нашем последнем разговоре с Эридой, о моем возвращении, о вторжении в дом губернатора Суонна – и нашем неожиданном с ним сближении. С каждым моим словом Эндрю становился все мрачнее и мрачнее, он все чаще старался отвести глаза в сторону, чтобы не встретиться со мной взглядом. Но я, даже расхаживая из угла в угол по нашей маленькой комнатке, не могла не заметить нарастающее, гнетущее чувство безысходности, которым отдавало каждое движение, каждый жест молодого человека.
И наконец я не выдержала.
- Эндрю, черт возьми, в чем дело?.. – я села рядом с молодым человеком, - Я хочу знать правду! Джеймс жив? С ним все в порядке? Где он? И… почему ты так выглядишь?..
Джилетт тяжело вздохнул, поднялся на ноги и подошел к окну. Какое-то время он молчал, прислонившись лбом к стеклу – молодой человек явно собирался с мыслями. По моей спине пробежал тревожный холодок, но я продолжала терпеливо ждать, чувствуя растущее в груди беспокойство.
И вот, наконец он заговорил, решительно повернувшись ко мне.
- Ты знаешь, каким образом мы оказались на Тортуге? – его глаза блеснули в темноте, отражая пламя свечи, - Ну… причину, почему мы здесь?..
- Губернатор Суонн говорил, что Джеймс должен был передать Джеку каперское свидетельство. Я не знаю точно, то ли это свидетельство, которое подписывал Бекетт или новое…
- Новое. Это своеобразная благодарность короля за то, что Джек помог раскусить обман Бекетта. Другого способа передачи свидетельства, кроме как лично в руки, в сложившихся обстоятельствах губернатор придумать не смог. Ты можешь себе представить реакцию коммодора, когда губернатор Суонн возложил на него такую задачу?.. – Эндрю ухмыльнулся, - Ох, как же он злился после этого разговора!.. Кое-кому потом крупно не повезло - попадаться ему под горячую руку себе дороже. Кажется, кого-то даже приказали высечь тогда… Но против губернатора и воли короля Норрингтон не мог позволить себе пойти. К тому же, он ведь был на Тортуге раньше, он знал город, знал, где можно и нужно искать Джека. Поэтому было принято решение подойти к острову на максимально близкое расстояние – мы использовали для этих целей старенькую торговую шхуну, - и, переодевшись в простую одежду, на шлюпке добраться до острова.
- Хороший план, - я натянуто улыбнулась.
- План безупречный!.. – Эндрю сел рядом со мной, глаза его лихорадочно блестели, - Все было продумано и предусмотрено до мелочей. Но один наш старый знакомец, точивший зуб и на Джека, и на коммодора, спутал все карты. Я до сих пор удивляюсь, как Мерсеру удалось все так удачно подстроить?.. Не иначе, у него были свои источники информации в Порт-Рояле…
- Подожди-подожди… Мерсер?.. – я была поражена, - Вы все еще не поймали эту крысу?..
- Тебя это удивляет? – Эндрю невесело усмехнулся.
- Более чем…
- Мерсер – это очень умный, хитрый и жестокий человек. Я почти уверен… то есть, коммодор был уверен, а я с ним согласен в этом, что Бекетт никогда не смог бы зайти так далеко без помощи Мерсера. Лорд Бекетт не был дураком, но той изворотливости и пытливости, что у Мерсера, у него никогда не было…
Я нетерпеливо замотала головой.
- Эндрю, речь сейчас не о Бекетте!.. Меня волнует местонахождение Норрингтона! Где он?..
- Я не знаю.
- Что?! То есть… как… почему?
- В последний раз я видел его за столом в таверне «Кабанья голова», где мы встречались с Джеком Воробьем. Нам что-то подмешали в ром, я думаю. Хотя нет, подожди… - Эндрю на пару секунд задумался, потирая лоб, потом его лицо неожиданно просветлело, - Черт! Ну конечно! Как я мог об этом забыть?.. Ведь как-то я связал это происшествие с мистером Мерсером!..
- Эндрю, не томи… - я чувствовала, что сейчас взорвусь от волнения.
- Мы сидели втроем в какой-то клетушке на испанском судне. Да, точно!.. Мерсер собирался продать нас в рабство на одну из плантаций сахарного тростника, о и чем сообщил нам с весьма злорадной улыбкой на лице. Ну и зрелище, скажу я тебе!.. Ты, кажется, видела, как его коммодор разукрасил?..
- Эндрю, дальше! – взвыла я, с трудом удерживая себя от желания схватить молодого человека за грудки и, как следует потрясти, чтобы он перестал нести всякую чушь.
- А дальше… нас разделили. Испанского языка я не знаю, поэтому пришлось поверить тому, что слышал Джек. Он сказал, что Норрингтон для них – очень ценный экземпляр, поэтому его и поместили отдельно, ну, чтобы не сбежал. Не иначе этот Мерсер постарался!.. Уж не знаю, чего он там наплел капитану корабля. Дня этак через четыре после начала этого веселенького путешествия, нам с Воробьем удалось бежать. Ты не поверишь – впервые в жизни я был благодарен пирату!.. Джек каким-то образом сумел открыть дверь нашей клетушки. Я хотел было найти коммодора, но тут на нас высыпала целая толпа головорезов – а мы безоружны!.. Воробей недолго думая просто выпрыгнул за борт…
- И ты последовал за ним?.. – упавшим голосом спросила я, заранее предвидя ответ.
- У меня не было выбора, пойми! Их было слишком много. Я бы не смог ничего сделать!
- Ты оставил его одного.
Эндрю бросил на меня полный отчаяния взгляд, словно ища поддержки.
Но я только отвернулась и, стараясь сдержать слезы, с силой сжала руки в кулаки – так, что побелели костяшки пальцев. Какое-то время мы оба молчали, пока, наконец, я не решилась нарушить это гнетущую тишину.
- … как вы добрались до Тортуги?
- Нас подобрала «Черная Жемчужина» - и очень вовремя, потому что Джек был ранен и очень быстро ослабел от потери крови. Оказывается, хозяин таверны «Кабанья голова» был хорошим знакомцем мистера Гиббса. Он и рассказал ему о том, что видел, как несколько молодцов помогали выбраться из таверны своим якобы сильно выпившим товарищам. Среди них был Мерсер. Его узнали по описанию. Ну, а дальше ты сама можешь догадаться…
- Гиббс молодец. Быстро сработал. На него не похоже, - я тепло улыбнулась, вспоминая старого боцмана, - А где сейчас «Черная Жемчужина»?
- Так здесь, на Тортуге!.. Мы же только сегодня причалили, после полудня как раз.
Мой взгляд упал на компас, висевший у меня на поясе. В голове мгновенно созрел план.
Я поднялась на ноги.
- Мне нужно поговорить с Джеком. Кажется, я знаю, как нам найти Норрингтона…

______________________________________________________________________________________________________________________
God never came here - "Бог никогда здесь не бывал". Строка из одноименной песни Элтона Джона (Elton John).

Категория: Уйти, чтоб вернуться | Добавил: Ksunel | Автор: Ксюнель
Просмотров: 450 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2017 Сайт управляется системой uCoz