PIRATES OF THE CARIBBEAN: русские файлы
Приветствую Вас Пассажир | RSS Главная | Фанфики | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории каталога
Тихий омут [2]
Мини [1]

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 108

Главная » Файлы » Viola » Тихий омут

Тихий омут. Главы 5-8.
[ ] 18.01.2008, 15:14
Глава 5.

Титания тихо ойкнула и уронила канделябр.

Пять огоньков прочертили золотые дуги, но, к счастью, красивый юноша быстро среагировал и перехватил канделябр у самого пола.

Блент, впрочем, не проявил ни малейшего интереса к тому, что гости чуть не подожгли его новый дом. Он молча взял жену за плечи и развернул к себе так резко, что пышные юбки ее бального платья хлестнули его по ногам. Пират и симпатичный офицер просто подошли поближе.

Тишина казалась звенящей. Пять пар глаз смотрели на Джулию так, словно она была привидением или внезапно заговорившим портретом. Под их странными взглядами молодой женщине захотелось провалиться сквозь землю. И почему она не умеет сначала думать, а потом уже говорить?

– Миссис Блент, – спокойно и веско произнес Горацио, – откуда вы знаете о капитане Тиге?

Джулия попыталась ответить, но от страха и волнения у нее так пересохло во рту, что она только пискнула что-то невразумительное.

– Поздравляю, Барбосса, – красивый молодой человек насмешливо скривил губы и изящно взмахнул канделябром, – это и есть твоя совершенно добропорядочная, ничего не знающая о Береговом Братстве супруга?

Миссис Блент только хлопнула ресницами. Что такое Береговое Братство, она и впрямь не знала, зато ее очень впечатлило, как этот хрупкий с виду мальчик размахивает тяжеленным бронзовым канделябром на пять свечей.

Титания вдруг фыркнула, подошла к столу и подозрительно понюхала содержимое стоявшего там серебряного кувшинчика. Мужчины озадаченно оглянулись на нее.

– Лиз, что ты… – начал было молодой человек, но красавица только махнула рукой и обратилась к Бленту:

– Барбосса, у тебя бренди есть?

Тот удивленно посмотрел на нее, потом перевел взгляд на все еще стоящую столбом Джулию, понимающе кивнул и произнес:

– В шкафу.

Титания без лишних слов открыла шкафчик черного дерева и вытащила оттуда бутылку, а за ней пару серебряных стаканчиков с чеканным гербом, которые Горацио держал для почетных гостей. Потом зубами лихо выдернула пробку и щедро плеснула бренди в один из стаканов. Джулия только глаза таращила, глядя на это. Блент заботливо усадил ее на стул, а Титания протянула бренди.

– Пей! – коротко приказал Блент.

Джулия послушно взяла стакан и сделала глоток, закашлялась, подняла глаза, натолкнулась на жесткий взгляд мужа и поспешно допила, благо там оставалось немного. Горло и язык жгло, зато сразу стало тепло и весело. И Горацио вроде бы смотрел уже не так сердито, а гости его вообще были ужасно симпатичные. Сквозь эту пелену неожиданной радости мелькнула, правда, мысль, что спиртное на голодный желудок пить опасно, а она последний раз ела еще утром. Но додумать эту мысль, а уж тем более сделать какой-либо вывод Джулия не успела, потому что мистер Блент взял ее за подбородок и повторил вопрос:

– Откуда вы знаете о капитане Тиге?

– Мне мама рассказывала, – радостно сказала Джулия.

Все переглянулись и о чем-то заговорили. О чем, миссис Блент не поняла, у нее немного шумело в голове.

– И что она вам рассказывала? – терпеливо спросил Горацио.

– О капитане Тиге! – Джулия даже рассердилась, что приходится повторять. – Это такой знаменитый пират, хранитель пиратских законов. Очень знаменитый пират. Самый красивый, самый умный и самый храбрый из пиратов. – Она нашла взглядом живописного авантюриста с пистолетами и улыбнулась ему: – Ведь правда?

– О да, – ехидно улыбнулся молодой человек с канделябром, – самый красивый, что и говорить.

– А главное – самый умный, – картинно поднял брови Блент, и они с юношей заговорщически друг другу подмигнули.

Пират, который все это время помалкивал, вызывающе посмотрел на Титанию и офицера, словно бы говоря: «Ну?»

– Что ты, Джек, – сладким голосом пропела красавица, – в храбрости твоей никто не сомневается.

Джулия, почувствовавшая себя заброшенной, дернула мужа за рукав и подала голос:

– Она еще рисунки рисовала, у меня их много… Я покажу! – Она вскочила, но тут же пошатнулась и упала бы, если бы Горацио не подхватил под локоть. – Не надо, я сама дойду. Я здесь хозяйка и все знаю. – Она попыталась выдернуть руку, но безуспешно.

– Я вас провожу, мадам, – процедил Блент сквозь зубы.

– Благодарю вас, сэр, – вспомнила хорошие манеры Джулия. Она обернулась к гостям и важно произнесла: – Господа, мы вернемся через минуту, надеюсь, вы нас простите…

– Да пойдем же, наконец, – муж раздраженно потянул ее к двери.

Минут через десять, после двукратной попытки упасть с лестницы, хождений кругами по спальне и долгих копаний в сундуках, Джулия наконец вытащила толстую папку с рисунками и, радостно потрясая ею, ринулась обратно к гостям. Блент даже не пытался отобрать у супруги ее трофей, он просто снова подхватил ее под локоть и благополучно довел до кабинета.

– Вот! – Джулия гордо развязала лямки папки, вытащила пачку листов и бросила их на стол.

Все дружно склонились над рисунками.

– Да, Барбосса, – задумчиво протянул красивый юноша, который наконец-то поставил канделябр, – а рисовать твоя теща умеет…

Джулия, мирно задремывающая в кресле, только сонно покивала головой.

– Да, мама хорошо рисует. Очень похоже. А еще она мне рассказывала сказки про капитана Тига. Как он с Летучим Голландцем воевал, из подводного города сокровища добывал, чуть не женился на морской царевне, освободил корабли из плена океанского чу…чудища… Я никогда не думала, что встречу капитана Тига на самом деле. Вот мама обрадуется… вам надо с ней познакомиться…

Волнения и бренди сделали свое дело. Джулия даже не договорила фразу до конца – сама не заметила, как уснула.



Глава 6.

– Миссис Блент! – голос Горацио доносился откуда-то издалека. – Проснитесь, мадам, вам нужно выйти к гостям.

Джулия с трудом разлепила веки. Голова гудела, а в горле было какое-то странное жжение. Несколько секунд она никак не могла сообразить, где же она и что происходит. А главное – откуда такое ощущение нереальности?

– Выпейте кофе и пойдемте, – муж почти силком сунул ей в руки чашечку. Из сервиза красного саксонского фарфора, машинально отметила Джулия, подарок на свадьбу от сводного брата. Вообще-то его обычно доставали, когда мистер Блент и его гости играли в карты – красный фарфор очень хорошо смотрелся на карточном столе.

Эти прозаично-хозяйственные мысли помогли ей, наконец, прийти в себя. Глоток крепкого кофе тоже сделал свое дело – в голове перестало шуметь. Вообще-то Джулия терпеть не могла кофе и пила его только ради некоторых гостей, чтобы не выделяться. Сама же она предпочитала некрепкий чай без молока, но с ложечкой сладкого ликера, а иногда – бренди…

Бренди!

Джулия вскочила, едва не облив платье остатками кофейной гущи. К счастью, обошлось, она только слегка забрызгала стол, но это мелочи. Вот если бы пострадало новое, дорогое платье, которое специально для сегодняшнего приема было выписано из Лондона, это была бы просто трагедия.

– Да что такое с вами! – сердито воскликнул мистер Блент.

– Бренди, – растерянно сказала Джулия.

– Вы пили бренди? – муж нахмурился. – Что за чушь? Вы же не пьете ничего крепче вина.

– Ну да, мой отец был священник и не поощрял…

– Миссис Блент, – Горацио забрал у нее чашку, потом внимательно оглядел, поправил оборку на платье, наконец, еще раз окинув критическим взглядом, довольно кивнул и взял под руку, – мне некогда в очередной раз выслушивать о строгих правилах в доме вашего отца. Я так понимаю, вы пошли меня искать, сели в кресло и уснули. Ничего страшного, я не собираюсь вас за это ругать, я знаю, как вы устали, подготавливая сегодняшний прием. А теперь пойдемте, нас ждут гости, они и так уже удивляются, что хозяйка покинула их на целый час.

Джулия покорно шла за мужем, молча выслушивая его длинную речь. На мистера Блента иногда находило желание читать нотации, и она с этим давно уже смирилась. К счастью, он не требовал, чтобы она отвечала, и даже не спрашивал, поняла ли она. Да и вообще, все это было не так уж важно.

Ее волновало совсем другое. Пираты. Титания, офицер, красивый юноша с канделябром, и наконец, капитан Тиг, о котором столько рассказывала мама. Они были, или ей все приснилось? Джулия робко посмотрела на мужа, прикидывая, можно ли его спросить, или не стоит. Судя по всему – не стоит. Да и разве такое могло произойти на самом деле? Пираты, сказочные красавицы, золото, а главное – капитан Тиг… Вот в нем, наверное, все и дело, она слишком любила вспоминать мамины сказки и рассматривать рисунки. Неудивительно, что ей приснилась такая чушь. Но какая интересная чушь!

Выходя из комнаты, она успела мельком глянуть в зеркало – прическа почти не растрепана, на платье никаких следов пыли или паутины. Все-таки сон, увы… то есть – слава Богу.

К счастью, прием был подготовлен на славу, и в отсутствие хозяйки не произошло ничего такого, что могло бы повредить репутации Блентов. Конечно, разные кумушки не преминули бросить многозначительные взгляды на часы и что-то прошептать на ухо своим соседкам. Джулия сделала вид, что ничего не заметила, и продолжала безмятежно улыбаться. Пусть себе сплетничают, это слишком мелкий повод, чтобы говорить о нем долго. Вот если бы они видели тех четверых гостей, которых она встретила в кабинете мистера Блента…

Стоп. Это ведь сон. Не было никаких пиратов. И капитана Тига не существует, мама его придумала.

А жаль…

Кажется, Джулия произнесла это вслух, потому-что мистер Корнер, который что-то увлеченно ей в этот момент рассказывал, остановился и с удивлением спросил:

– Что, простите?

– Ничего, ничего, – ослепительно улыбнулась она, – я просто не смогла сдержать восхищения, вы так интересно рассказываете.

Мистер Корнер польщенно улыбнулся и продолжил свою речь. Джулия кивала, даже не пытаясь вслушаться, все равно она и так уже знала все его истории наизусть. Но не обижать же старого друга и отцовского крестника.

Гости разъезжались постепенно, самых важных хозяйка провожала лично, остальные, как требовал этикет, уходили незаметно, чтобы не беспокоить тех, кто хочет еще повеселиться.

Наконец этот длинный и богатый событиями вечер подошел к концу. Джулия довела его до финала с той же бодрой улыбкой и внешней безмятежностью. Любой должен понять по ее виду, что в доме Блентов все прекрасно.

Только когда от дома отъехала карета последнего гостя, она, наконец, смогла расслабиться. А ведь обычно Джулия легко выносила такие большие приемы и даже наслаждалась ими. Проклятый сон – мысли так и возвращались к нему, отнимая последние силы и нервы. Надо забыть его и спокойно ждать результатов сегодняшнего вечера, ведь теперь в течение недели каждый гость должен будет нанести визит или прислать карточку с восторгами по поводу праздника, и по их тону будет ясно, насколько же на самом деле удался прием. Благодарение Господу, никаких крупных событий в ближайшее время не предвидится, можно будет передохнуть от бурной светской жизни и поговорить с мужем о планах на покупку титула баронета.

– Миссис Блент! – раздался голос ее супруга.

Джулия отвлеклась от размышлений и поспешила на зов. Горацио нашелся в том самом кабинете, который она видела во сне. Гобелен висел на своем месте, никого постороннего не наблюдалось. Ее муж сидел за столом, перебирая какие-то бумаги.

– Да, мистер Блент?

– Мадам, я послезавтра уезжаю в Лондон по срочному делу, распорядитесь, чтобы проверили мои костюмы и привели в порядок, если что не так.

– Как… вы уезжаете? – выдавила Джулия, для которой его слова прозвучали как гром с ясного неба. – Но почему?

– Я же сказал – по срочному делу, – довольно резко ответил Блент, вставая и проходя мимо нее к комоду. – И еще, можете написать мальчикам письмо, я собираюсь заехать к ним по пути.

– К мальчикам? – Джулия вообще растерялась, Горацио никогда не проявлял особой любви к пасынкам, относясь к ним доброжелательно, но не более. – Зачем?

– За своей обезьянкой, – коротко сказал Блент.

Джулия хотела спросить еще что-то, но посмотрела в открытый ящик комода и тут же забыла об этом, да и обо всем забыла.

Там лежал пистолет. Черный, с серебряными насечками и какой-то надписью. Такой же, какой был у капитана Тига…


Глава 7.

Джулия остановилась у зеркала, взялась за оборки корсажа и подтянула его повыше. Подумала еще немного и со вздохом вернула, как было. Вид, конечно, неприличный, но ведь не кому-нибудь так показываться, а собственному мужу. Правда, и посторонние увидят… точнее – посторонний, но ведь для благого дела же. Огорчала, правда, мысль, что отец бы этот наряд все равно не одобрил. Он своих детей воспитывал в правилах не только нерушимой добродетели, но и абсолютной добропорядочности. Его бы удар хватил, если бы он увидел собственную дочь, разодетую как… ну, не куртизанка, конечно, но как весьма легкомысленная особа.

Но ничего не поделаешь. Джулия наступила на горло собственным принципам и нарядилась в это платье, которое сшила уже давным-давно, но одеть до сих пор так ни разу и не решилась. Ну, посудите сами – красное… ладно, пусть гранатовое, талия затягивается в рюмочку, так что дышать тяжело. А декольте при этом такое, что неловко на себя в зеркало смотреть. Спрашивается – зачем она вообще приобрела такой наряд? А вот для подобного случая. С Горацио вообще приходилось трудно – он слишком много думал. Просто на редкость сложный мужчина. Джулия до сих пор удивлялась – и как ей удалось его заполучить? Хотя, что там говорить, она пустила в ход абсолютно все уловки: от почти неприкрытого соблазнения до убедительного объяснения, какое она выгодное приобретение. К сожалению, второе работало лучше, но и на первое Блент тоже покупался – не камень он был все-таки, как ни притворялся. Так что традиционный женский способ уговоров должен сработать даже с ним. Джулия была не первый раз замужем… да и теоретические знания, полученные от матери, подтверждали – чтобы уговорить мужчину на все, что угодно, главное – переключить его мысли с дела на…

На что именно, Джулия не рискнула произнести даже мысленно – воспитание не позволяло. Она вообще не умела и не любила называть неприличные вещи своими именами. Поэтому она оставила скользкие размышления и вернулась к своему внешнему виду. С волосами пришлось помучиться, обычная строгая прическа смотрелась бы с этим платьем, как монашеский чепец с бархатной амазонкой. После долгих колебаний Джулия выпустила пару локонов, выгодно оттенявших белизну шеи. А в уши вдела длинные рубиновые серьги, которые мистер Блент подарил ей на свадьбу – красные блики красиво играли в свете свечей.

И теперь во всем этом боевом облачении она шла в кабинет мужа. Предстоял серьезный разговор. Очень серьезный.

Блент сидел в своем любимом кресле между столом и огромным глобусом, который ему сделали в Лондоне по специальному заказу. Когда мальчики еще жили дома, Джулия несколько раз с трудом выгоняла их отсюда перед приходом Горацио. Николас, тот просто прилипал к огромной модели Земли, читал названия стран, что-то делал с дугами, которые можно было двигать над глобусом, зажигал маленький и большой фонарики. На вопросы отвечал односложно, бурча нечто неразборчивое насчет широты, долготы, зенита и азимута, потом писал какие-то формулы на черной грифельной дощечке рядом с глобусом. Джулия просто в ужас приходила, не понимая, откуда вообще двенадцатилетний ребенок может знать такие вещи. С Питером было не легче, правда, тот больше интересовался моделями кораблей и все норовил поводить самым маленьким по нарисованным океанам. И отобрать у него очередной кораблик было еще сложнее, чем заставить Ники стереть свои записи с доски. Как она намучилась, приводя кабинет в такой вид, чтобы мистер Блент не догадался, как тут куролесили эти маленькие разбойники. Впрочем, ей всегда казалось, что он обо всем знает, но не хочет портить себе настроение скандалом, все равно детям скоро было уезжать в закрытую школу…

– Миссис Блент? – прервал ее размышления голос мужа. – Это вы?

– Д-да, – с легкой запинкой ответила она, все не решаясь войти. Может, лучше убежать, пока не поздно, снять это кошмарное платье и…

– Мои вещи собраны?

Джулия скрипнула зубами. Нет, отступать нельзя. Никуда он без нее не поедет.

– Да, конечно, – ответила она ангельским голосом и осторожно вплыла в кабинет.

– Хорошо, – коротко сказал Блент, не поднимая головы от каких-то карт с латинскими надписями. Латынь была единственным иностранным языком, который Джулия хоть чуть-чуть понимала, все-таки в семье священника воспитывалась. Узнать, во всяком случае, могла.

– Когда вы собираетесь уезжать? – грустным голосом спросила она.

– Завтра после обеда… – Блент поднял голову и осекся. Джулия с удовольствием отметила, как округлились его глаза. Такой растерянности она не видела на лице дорогого супруга… да никогда не видела. Он вообще был на редкость спокойным человеком. И теперь он лишь на миг растерял все свою невозмутимость, но это была настоящая победа. В чем именно победа заключалась? Да в том, что его реакция была именно такой, на какую Джулия и рассчитывала. А значит, ее план может сработать.

– Так скоро… – грустно вздохнула она, садясь на стул. Боком, чтобы спинка была под правым локтем. И голову так изящно облокотила на руку.

– У нас какой-то праздник? – поинтересовался наконец обретший дар речи муж. И в ответ на сделанное Джулией недоуменное лицо добавил: – На вас такое красивое платье.

– Вам нравится?! – Она добавила в радостный голос нотку печали. Еще бы не нравилось – он уже два раза оглядел ее с головы до ног. – Я хотела сделать вам сюрприз.

– Нравится, – как-то очень осторожно ответил тот, – надеюсь только, вы не собираетесь в этом платье…

Но тут их прервал дворецкий. По установленным Блентом правилам, в кабинет можно было заходить, если там открыта дверь. Джулия предусмотрительно вошла не через спальню, заодно избегая так подведшего в прошлый раз гобелена, а из коридора, и, конечно, не закрыла за собой дверь. Поэтому дворецкий имел полное право войти, если ему нужно что-то сообщить хозяевам.

– Миссис Блент, мистер Бэйнс пришел и утверждает, что ему назначено.

– Ах… – Джулия вскочила и раздраженно всплеснула руками. – Я совсем забыла! Боже мой, я действительно просила его прислать мне план праздника, но и подумать не могла, что он сам придет. Простите, мой дорогой, я должна спуститься к нему, иначе это будет невежливо.

И она упорхнула, прежде чем он успел что-либо ответить.

По лестнице Джулия спускалась довольно быстро, держа при этом ушки на макушке – слушала, идет ли супруг следом. Неужели он согласится оставить жену в таком платье наедине с посторонним мужчиной?

Шаги вскоре послышались, и довольно поспешные. Судя по всему, мистер Блент задержался, лишь чтобы убрать бумаги, и сразу отправился за ней. Джулия чуть не споткнулась, на радостях слегка потеряв равновесие. Ах, как приятно было знать, что даже самоуверенного и спокойного Горацио можно заставить плясать под свою дудку.

– Мистер Бэйнс! Как я рада вас видеть! – Она вошла, цветя совершенно искренней улыбкой. – Я и не думала, что вы найдете время. Ну зачем было так утруждаться? Вы могли бы прислать посыльного.

Говорилось все это для Блента, поскольку на самом деле Джулия как раз просила мистера Бэйнса приехать лично и даже намекнула, что будет очень рада его видеть. Бедняга поверил, он до сих пор оставался, наверное, единственным человеком в городе, который все еще считал, что у него есть шансы. Впрочем, опровергать ее слова ему бы и в голову не пришло. Он так уставился на явившееся ему видение в декольтированном красном платье, что совсем потерялся.

Блент появился почти следом за женой, и мистеру Бэйнсу за свои старания не удалось даже всласть поразглядывать Джулию в таком непривычном наряде. При муже, который с хмурым видом стоял тут, скрестив руки на груди, смотреть на соблазнительное декольте было как-то неприлично.

– И что за праздник? – спросил Блент, едва за нежданным гостем закрылась дверь.

– Мистер Бэйнс устраивает на следующей неделе бал и попросил меня помочь его жене, она, бедняжка, в этом совсем не разбирается, – небрежно ответила Джулия, поднимаясь по лестнице.

– Миссис Блент, – в голосе Горацио прозвучали чуть угрожающие нотки, – я не уверен, что в отсутствие мужа прилично посещать подобные празднества.

– Но почему? – искренне обиделась она. – Я же не к холостому мужчине иду в гости. Миссис Бэйнс – замечательная молодая леди. Я должна ей помочь, как вы не понимаете! Если я откажусь, про меня пойдут нехорошие разговоры.

Она краем глаза заметила, что он задумался. Ага, не очень-то ему нравится, как на жену смотрят посторонние мужчины. Только заметил! Что же теперь? Оставлять ее здесь и рисковать стать посмешищем, он, конечно, не хочет. Взять с собой… а вдруг сам не догадается?

Джулия остановилась на развилке. Один коридор вел к спальне, второй – к кабинету. Ну-с, посмотрим, сэр, насколько вы каменный. Похоже, надо идти ва-банк.

– Конечно, я не очень-то хочу на этот праздник, – скромно опустив глаза, сказала она, – я бы с гораздо большим удовольствием поехала с вами. Пусть не в Лондон, а хотя бы до школы. Навестила бы мальчиков, а потом дождалась вас у брата, он давно зовет меня в гости…

Говоря это, она как бы невзначай сократила дистанцию и теперь теребила край его шейного платка. Потом со вздохом выпустила кружево, провела пальцами по рисунку колета и, повернувшись, вошла в спальню.

Блент еще несколько секунд постоял на развилке, потом отвернулся от кабинета и вошел в спальню вслед за женой.


Глава 8.

В щелку между занавесками было видно, как за окном кареты мелькают деревья. Джулия со скуки начала было считать их, но потом бросила. Ни интереса не было, ни сон не шел. Ей вообще никогда не удавалось уснуть, считая, например, овец. Всегда какая-нибудь особо упрямая овца не желала мирно проходить, а вместо этого начинала прыгать, показывать язык и не пропускать других овец. Джулию это ужасно бесило, но сделать она ничего не могла – дурацкое воображение оказывалось сильнее нее.

Деревья не прыгали и не показывали язык, но они были так смертельно скучны, как только могут быть скучны голые черные стволы в начале декабря. Заснуть тоже не удавалось. Как Джулия ни пыталась пристроиться поудобнее на бежевых подушках, ей все не удавалось – чуть сильнее качнет, и голова сползала. Хотя, конечно, новая карета, купленная мистером Блентом к свадьбе, шла прекрасно и ничуть не тряслась в отличие от тех старомодных колымаг, на которых ездили почти все знакомые помещики. Джулия снисходительно подумала о глупых консерваторах, которые еще не оценили прекрасные современные экипажи на пружинах и предпочитали трястись в жутких монстрах, по старинке закрепленных на ремнях.

Плавным же ходом дорогой четырехместной кареты, привезенной по заказу мистера Блента из Голландии, можно было только наслаждаться. Впрочем, Джулии и этого не удавалось – от покачивания ее слегка подташнивало. Она даже с надеждой прислушалась к своим ощущениям, а вдруг тошнота неспроста? Увы, никаких признаков беременности не было. Увы, увы и еще раз увы. Джулию это давно беспокоило – свадьбу сыграли сразу после Пасхи, сейчас уже Рождество на носу, а она все еще не в положении. Так ведь брак может и трещину дать. Мама всегда учила Джулию, что ребенка мужу надо родить как можно скорее, а потом уже с чувством выполненного долга наслаждаться жизнью. Сама она всегда следовала своему правилу, и в результате к настоящему времени у миссис Блент было уже два сводных брата. От второго маминого брака и от третьего. Главным плюсом в наличии последнего было то, что он учился в одной школе с Ники и Питером. И сэр Роберт, нынешний отчим Джулии, заплатил, чтобы мальчикам дали комнату на троих. Так всем было спокойнее.

Она скоро увидит мальчиков! Это было так замечательно. Нет, Джулия, конечно, понимала, что школа нужна, Николасу и Питеру необходимо было туда поехать, они выучатся там всему, что должен знать джентльмен, и заведут полезные знакомства. Но как же тяжело было с ними расставаться! Конечно, школа не на другом конце света, и учатся мальчики там всего чуть дольше трех месяцев, да и Рождество скоро, а мистер Блент не возражал против их приезда на каникулы…

Но зачем Горацио вдруг так срочно понадобилась обезьянка? Джулия чувствовала, что это как-то связано с недавними гостями. Капитан Тиг, Титания, офицер и юноша с канделябром. Нет, они ей не приснились. Ей снились, конечно, временами интересные и яркие сны, такие, что не сразу отличишь от яви, но уж галлюцинаций у Джулии не было никогда. Значит, пистолет она видела на самом деле. А раз был пистолет, значит было и все остальное.

Джулия поежилась. Странно, но она, похоже, даже как-то и привыкла к мысли, что Горацио – пират. Дико звучит, но почему-то не пугает. Ну, пират – как сэр Генри Морган и сэр Френсис Дрейк, хорошая компания, между прочим. Может, она с ума сошла? Нет, вряд ли, в их роду никогда не было сумасшедших. Просто… просто она не верит в реальность произошедшего.

Точно! Джулия наконец поняла причину своего странного спокойствия. Она вроде бы и понимала, что это был не сон, а в то же время воспринимала все словно очередную мамину сказку про пиратов. Ну не может Горацио быть пиратом. Не может! Они же совсем другие. А Блент – типичный британский моряк в отставке, сколько Джулия их уже повидала. Спокойный, холодноватый, педантичный, ценящий комфорт – ну разве бывают такие пираты? Вот капитан Тиг – другое дело. Она вспомнила смуглое лицо в обрамлении черных кудрей и насмешливый голос. Ах, как она обожала капитана Тига в детстве – уснуть не могла без очередной истории о похождениях бравого флибустьера. И конечно же, мечтала с ним познакомиться. Хотя… опять чушь какая-то. Капитану Тигу должно быть уже лет пятьдесят как минимум, а давешний пират был ненамного старше нее. Может, все-таки сон?

Нет, это невозможно! Почему тогда, скажите на милость, Горацио вдруг сорвался с места и отправился в Лондон? Не такой уж он любитель путешествовать, даже в медовый месяц они ездили не на континент, а всего-навсего в Бат. Правда, ванны оказались очень даже неплохи, да и развлечений было много, в основном благодаря мистеру Нэшу1. Там был даже театр, ну чего еще желать бедной провинциалке. Впрочем, Джулия знала, что тут она несправедлива – не мог мистер Блент повезти ее на континент, там же идет война, Англия защищает Европу от непомерных аппетитов короля Людовика. Горацио обещал, что как война закончится, он возьмет ее в Италию. Ах, Италия… Джулия всегда мечтала побывать в Вероне, посмотреть город Ромео и Джульетты. Поскорее бы герцог Мальборо разбил французов, тогда можно будет сесть на корабль и отправиться в сказочное путешествие по волнам. Горацио даже упоминал, что уже присмотрел себе чудесную шхуну. Как романтично было представить его на капитанском мостике…

Джулия подняла глаза и с интересом посмотрела на сидевшего напротив мужа. Его глаза были прикрыты, но он точно не спал, невозможно во сне держаться так прямо. Наверняка о чем-то размышляет. Она вздохнула – все-таки тяжело жить с мужчиной, который слишком много думает. Хотя теперь она поняла, учитывая вчерашнее, что и его мысли можно направить в нужную сторону, если постараться. Джулия улыбнулась. А кроме того, она поняла, что в жизни не по расписанию есть своя прелесть.

– Чему вы улыбаетесь, мадам? – неожиданно спросил Блент, не открывая глаз.

Джулия даже испугалась немного. Вот ведь как умеет притворяться – все время наблюдает, даже не улыбнись в его присутствии без повода.

– Я думаю о мальчиках, – ответила она невинным тоном. Не те у нее размышления, чтобы о них болтать попусту, пусть даже не надеется. Она найдет более подходящий повод и расскажет, когда надо будет у него чего-нибудь еще выпросить. Если духу наберется, конечно.

– Лучше поспите, – спокойно посоветовал ей муж, – я ведь вас предупреждал, что мы не будем останавливаться на ночлег.

– Я не могу, – сердито ответила Джулия, – у меня голова сползает, и я просыпаюсь. А еще я мерзну. – И она демонстративно закуталась в шерстяной плед.

Блент открыл глаза и внимательно посмотрел на ее обиженное лицо. Не говоря ни слова, взял лежавшие рядом с женой подушки, переложил на свое сидение, а сам пересел к ней.

Джулия закрыла глаза и со вздохом уткнулась в рукав его камзола. Сразу стало тепло, уютно и жутко захотелось спать. Она не открывая глаз нашарила руку мужа, благодарно сжала ее и провалилась в сон.

ТВС...
 
 
Категория: Тихий омут | Добавил: viola | Автор: Viola
Просмотров: 1012 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика


Copyright MyCorp © 2018 Сайт управляется системой uCoz